Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Пятница, 29 Июнь 2007, 08:00 1008 1

«На неравнодушных людях все в селе держится» — интервью главы Сыктывдинского района Коми Артура Рудольфа

6-7 июля в Сыктывдинском районе Коми пройдет фольклорный фестиваль «Завалинка», который стал уже своеобразной визитной карточкой района. На вопросы «КомиОнлайна» о том, как идет подготовка к фестивалю, и чем сегодня живет Сыктывдин, ответил глава муниципалитета Артур Рудольф.

Артур Альбертович, чем примечательна предстоящая «Завалинка»?

«Завалинка» — это четвертый межрегиональный фестиваль, в этом году с поддержкой агентства по культуре и кинематографии Российской Федерации. Михаил Швыдкой, когда был у нас в прошлом году, ознакомился с материалами фестиваля, дал им очень высокую оценку и пообещал всячески поддерживать. И проект включили в бюджет России, сумма, правда небольшая, но сам факт появления строки сыктывдинской «Завалинки» в российском бюджете говорит о многом и дает возможность надеяться на хорошие перспективы конкретно по этому фестивалю. Кроме того, год назад Швыдкой спросил, сможем ли мы принять в 2009 году всю Россию, сделать на базе «Завалинки» российский фестиваль «Поет моя деревня». Я сказал, что это возможно, но для этого необходимо решить ряд вопросов, финансовых, организационных.

Чем отличается фестиваль от предыдущих, кого из известных исполнителей вы ждете?

Все секреты вам расскажи. Предстоящий фестиваль примечателен тем, что он, невзирая на скептические высказывания о том, что у нас не хватит сил, энергии и денег, тем не менее, состоится. В такое же время, как и раньше — 7 июля. Посвящаем мы его 150-летию со дня рождения мастера народных инструментов Семена Ивановича Налимова и Дню района. Будут участвовать от 10 до 15 субъектов Федерации. Заявки были от Удмуртии, Марий Эл, Астрахани, Мурманска, Пермского края, Татарии, Чувашии, Архангельской области, Ненецкого автономного округа. Это нас удивило и порадовало, фестиваль приобретает все больший интерес по России. Помимо этого, за исключением Инты и Воркуты, остальные города и районы Коми будут представлены. Ну и конечно, для того чтобы было непредвзятое судейство, это же все-таки фестиваль, членами жюри будут белорусские «Песняры». Они будут оценивать все коллективы, а потом дадут мастер-класс и концерт для всех участников и гостей. По разным оценкам мы ожидаем только участников около пятисот человек, ну а гостей ориентировочно от тысячи до семи тысяч. Все зависит от погодных условий. Но то, что интерес и любовь к народной песне есть, это востребовано, я абсолютно убежден. Ко мне очень много людей подходит, спрашивают, интересуются. Сложно ли проведение подобных мероприятий для района — очень сложно. Но скажу откровенно, нам помогает глава республики Торлопов Владимир Александрович. Он с пониманием относится, и, в общем-то, он задачу такую и ставил еще четыре года назад, чтобы мы попытались сделать северный крепкий фестиваль. И вот такими путями мы выходим на российский уровень.

Как воспринимают фестиваль руководители предприятий, охотно ли откликаются на просьбы о финансовой поддержке?

Я очень благодарен всем людям, руководителям предприятий, которые откликнулись, и с пониманием относятся к нашему творчеству. Конечно же, это наш генеральный спонсор «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК». Всего около 40 предприятий и несколько десятков обычных предпринимателей. Вплоть до того, что даже лично кто-то пришел и внес две тысячи рублей. Смета фестиваля — порядка 800 тысяч рублей, это все спонсорские средства. Ну а в целом по-разному откликаются. Некоторые говорят: «Ни копейки не дадим. Мы налоги платим и до свидания!». Но можно ведь по-разному смотреть. Не надо нападать на какую-то страну, чтобы ее уничтожить. Достаточно уничтожить ее культуру, и страна сама развалится. Весь опыт цивилизации показывает это. Как только в Римской империи началась культурная деградация, государство начало разваливаться. Второе, что меня настораживает — Кондопога, Ставрополье, Воронеж. Почему это происходит? Вспомните, в советские времена таких конфликтов на бытовой почве не было. А все потому, что ты учился в одном месте, в армию пошел служить в другое, институт закончил и отправляешься, куда пошлют. Смешанные браки были в порядке вещей. Сейчас внутри России мы как-то спрятались по своим национальным квартиркам. Но я хочу сказать, что поющий человек не будет воевать…

Сыктывдинский район известен своими неординарными идеями в сфере культуры, какие еще проекты реализуются?

По окончанию «Завалинки» у нас идет подготовка ко второму мероприятию, которое мы запустили в прошлом году. Его рабочее название «Шаляпинские вечера», на него были приглашаем исполнителей классических произведений из Питера, Москвы. В этом году вечера пройдут второй раз, посвященные памяти Прометея Чисталева.

А почему только по культуре идеи? Вы смотрели наши результаты по экономике? Культура просто на слуху. А каков прирост объемов промышленного производства в Сыктывдине! Четыре года назад наблюдалось падение — 94, 92 процента. Зато сейчас мы каждый год прирастаем на 22-27 процентов в зависимости от года.

Что вам позволяет добиваться таких результатов?

Во-первых, мы с большим вниманием относимся к каждому проекту и сами ведем очень активную наступательную политику по созданию условий по размещению здесь предприятий как малого, среднего, так и крупного бизнеса.

Мы два года потратили на ведение проекта по строительству крупного лесопильного завода в Кэччойяге. Судились за землю, и Волго-Вятский суд признал, что мы были правы. Слава богу, тяжеловато, но проект идет. Я просто знаю десятки проектов, которые загибаются, потому что инвесторы устают бороться с чиновниками. Но мы выдержали судебную тяжбу и довели ее до логического конца, и даже извинения принесли инвесторам за проволочки по земельным вопросам.

Как развивается проект сейчас, каков срок его реализации?

Сейчас у инвесторов, в принципе, основополагающие вопросы решены. Я имею в виду вопросы по промышленной площадке, подключению энергетики, воды. У них открыта кредитная линия. Кроме того, инвесторы свои 16 миллионов евро вкладывают. Сейчас нужно увязать проект, поскольку по ходу в него вносятся изменения. Строительство завода займет от 14 до 18 месяцев. Думаю, оно начнется в следующем году. В этом году ставят подстанцию, начинают другие подготовительные работы.

Верно ли то, что одним из условий реализации проекта было наличие под боком такого крупного переработчика отходов лесопиления как СЛПК?

Это один из факторов, который, безусловно, повлиял на решение. Но не скажу, что он был определяющим. Рассматривались и другие районы, в частности Княжпогостский, Микуньский железнодорожный узел, несколько вариантов было.

Почему же выбор пал на Сыктывдин?

Мы не просто работали с инвесторами. Мы ездили, все показывали. Предоставили самый лучший участок, где есть энергетика, железная дорога, и можно вывести отдельный тупик. Капитал любит тишину, удобство. Деньги идут туда, где они могут принести наибольшую отдачу. Наша площадка выгодна, в частности, и тем, что здесь не нужно делать свайное поле, то есть можно уйти от нулевого цикла, и, соответственно, от дополнительных затрат.

А что по поводу остальных задумок?

Открою вам секрет — через полторы недели будет завезено пять с половиной тысяч гусят на гусиную ферму в Лозыме. А так незаметно для всех в Сыктывдине стали салатики производить, пельмешки делать, рыбу в Нювчиме разводить, свою мебельную фабрику открыли, и парты в школах поменяли. Вот оно незаметно и идет.

Как складываются у вас отношения с предпринимателями?

Разные предприниматели — разные и отношения. Вот меня часто спрашивают: «Вы помогаете молодежи?» В ответ напрашивается — какой? Молодежь у нас разная. Кому-то не хватает огурца, чтоб водку закусить, а кому-то  — денег, чтоб в институт поступить. Так вот тем, кто хочет учиться, получать профессию, развиваться — помогаем, и будем помогать. А тем, кому нужны лишь дискотеки и гулянки — не помогали и не собираемся этого делать. То же самое и по предпринимательству. Мы, допустим, абсолютно не заинтересованы в появлении в нашем районе мусоросжигающих технологий, поскольку глубоко убеждены, что наш район, огибающий крупный административный центр, является помимо достаточно емкой экономической единицей в составе республики еще и санаторно-курортной зоной, нравится это кому-то или нет. Потому что и в летнее, и в зимнее время горожане выезжают все куда? — в Сыктывдин, на наши Зеленецкие Альпы. С интересом спрашивают, как движется проект «Вотчина Матушки Зимы».

А как движется этот нашумевший проект?

Это должна быть крупная республиканская туристическая база, но не вещь в себе. Это должен быть своеобразный бизнес-инкубатор, на базе которого отпочковывались бы все новые и новые туристические направления по республике. Я, конечно, хотел бы, чтобы в создании «Вотчины» участвовали и муниципалитет, и республика. Хотя бы для того, чтобы корректировать развитие этого туристического центра с учетом интересов государственных и муниципальных. Например, создали мы этот центр, едут туда туристы. Так вот у меня должно быть право позвонить и сказать: «Пожалуйста, в десять раз уменьшите расценки и примите сирот из детского дома, а нет — отключим газ» (смеется). Мы уже двадцать раз обжигались на том, что рынок якобы сам все отрегулирует. А нам говорят — идите куда подальше со своими сиротами, студентами или пенсионерами, мы платим налоги! Понятно, что у каждого бизнесмена основная задача — это извлечение прибыли, что и в Гражданском кодексе записано. Мы это только приветствуем, но и государство должно руку на пульсе держать.

Каков вклад такого крупного предприятия как Сыктывкарский ЛПК, частично он находится и на вашей территории?

У нас ровные, партнерские отношения. Не скрою, года четыре назад мы очень долго шли друг к другу, с непониманием. Но, думаю, что у нас выстроились достаточно ровные деловые отношения. Заключались они в следующем. Мы обратили внимание СЛПК на тяжелую ситуацию, которая сложилась в Гавриловском детском доме, где воспитываются дети со всей республики. И комбинат ежегодно вкладывал туда по миллиону рублей и более. Там поменяли полностью все — крышу, мебель, трубы, технологическое, холодильное оборудование. Дети получили абсолютно все новое. С учетом того, что и район вложился. Просто с помощью СЛПК это удалось сделать быстрее, за три года детский дом превратили в игрушечку. Поэтому очень тяжело было его отдавать сейчас в республиканскую собственность согласно федеральному закону. Потому что туда вложены не только деньги, но и часть души. В этом году мы договорились, что СЛПК поможет нам в капитальном ремонте центральной районной больницы. Есть ряд и других совместных проектов. В частности, в прошлом году комбинат помог по ремонту районного дома культуры, будем это продолжать. Есть принципиальные договоренности для помощи народным коллективам.

Как вы оцените экологическую обстановку в районе. Изменилась ли она в связи с запуском проекта СЛПК по бесхлорной отбелке целлюлозы?

С экологией в районе все в порядке, СЛПК гигантские деньги в это дело вкладывает, да, и с запуском цеха с бесхлорной отбелкой очень многое изменилось.

В прошлом году на СЛПК сменился генеральный директор, удалось ли вам найти взаимопонимание с новым руководителем? Вы уже встречались, познакомились?

Да, конечно, как только Андрей Николаевич Дрибный приступил к своим обязанностям, мы уже на второй день с ним встречались!

Какое-то сахарное у нас получается интервью, неужели никаких проблем у района нет?

Сыктывдинский район, равно как и другие сельские районы имеет массу проблем — ветхое жилье, старые школы в Нювчиме, в Лозыме, в Шошке школа разваливается. Садики старые, крыши текут. Мы не найдем ни одной проблемы сельскохозяйственной, которая характерна, например, для Усть-Кулома, но не для Сыктывдина — такого нет. Все болячки у нас точно такие же, а некоторые даже еще более застарелые и сложные. Конечно, 90-годы горячим утюгом прошлись. Весь этот развал как бритвой по лицу. До сих пор еще проезжаешь и сморишь на села, где как после бомбежки. Но, как говаривал профессор Преображенский, надо начинать с того, что сортиры регулярно чистить.

Не знаю, обратили ли вы внимание или нет на тротуар, который сначала идет как тоненькая асфальтная лента с деревянным бордюрчиком. По ширине ровно столько, чтобы мама могла с колясочкой проехать, чтоб не по дороге. А чуть дальше идет уже основательный, широкий, с каменным бордюром. Вот по этому тротуару можно определить, как развивался Сыктывдин за эти четыре года. Появились у нас «лежачие полицейские», все-таки в Выльгорте 12 тысяч жителей живет, это практически город! Запущен фонтан, яркие детские площадки. Центр народных ремесел строим. Внешне он кажется небольшим, но почти 3 тысячи полезной площади! Когда мы закапывали и освящали камни, никто не верил, что вообще это будет строиться. Сомнений было очень много. На меня смотрели как на мечтателя, когда я четыре года назад сказал, а почему бы нам День района не отметить тем, что пустить теплоход по реке. В ответ — реки, мол не судоходные. А пустили ведь! И проплыли от южной до самой северной точки района, и покатали около пятисот деревенских детей. А на следующий год реконструировали немецкий десант 1943-го года, тогда тоже не верили, что такое можно сделать. Удивительного ничего нет. Можно брюзжать, надув губы, что ничего нет, а можно попытаться что-то сделать самим. Можно постоянно ходить с протянутой рукой, просить у вышестоящих властей, мы стараемся этого как можно реже делать. Конечно, мы тоже ходим, но мы смотрим, что, прежде всего, сами можем.

А есть возможности?

Было бы желание, а деньги найдутся. Как говорил Остап Бендер — меня лично кормят идеи. Так вот идей у нас много, они воплощаются. Но я исхожу в первую очередь из оптимизации бюджета, не нужно разбрасывать средства — где вырастет, а где не вырастет. Вот мы поставили себе задачу — каждой школе свой автобус, мы ее и выполнили. Потом, правда, с удивлением услышали, что Сыктывдин успешно выполнил программу «Школьный автобус». А у нас никакой программы-то и не было! Есть ряд и экономических решений, которые позволили не столько заработать, сколько сохранить денежки.

Какие перспективы имеются для развития экономики района?

Нужно внимательно наблюдать, что вокруг нас происходит. Вот, сажаем, например, капусту из года в год, а продать не можем. Почему? — да потому что чувашская дешевле. Почему у нас растениеводство начало загибаться? Да потому что из Кировской области, Марий Эл дешевле. Рынок! Можно и дальше продолжать деньги вколачивать, а можно остановиться и оглядеться. Почему мы именно гусиную ферму решили делать, а никакую другую? Все потому, что у нас на севере сами себя зарекомендовали агрофабричные производства. «Зеленецкая птицефабрика» жива, Сыктывкарская жива, Интинская, которая находится почти на Полярном круге — жива. Отсюда вывод — надо делать фабрики с высокой технологией, тогда продукция будет рентабельна, конкурентоспособна и прочее. Теперь, в какой области? Мы ведь не случайно на этом гусином проекте еще года два остановились. Во-первых, гусь, он травку щиплет. Во-вторых, перья стоят 20 долларов за килограмм — это стабильная цена, которая сложилась на внешнем рынке. Так что этот гусь оправдывает себя не столько по мясу, сколько за счет пуха и перьев. На первых порах, пока нет технологии, будем просто продавать пух и перо венграм и финнам. Венгры, кстати, очень в этом заинтересованы. А на вторых порах, когда мы выйдем на 15-20 тысяч голов, тогда можем говорить о создании небольшого перерабатывающего производства, чтобы в конечном итоге мы получили…пуховик. Только не «Финн Флаер», а «Сыктывдин Флаер»! Почему нет? И научимся, что мы, пошить не сможем? Пух и перья будут свои.

В то же время можно очень много вкладывать в экономику, достичь больших результатов в производстве. Но кого мы вырастим, кто будет руководить этим производством? Давайте посмотрим масштабно, если вырастет бескультурный человек, даже если он будет очень богатый, он будет абсолютно спокойно смотреть, как умирают с голоду старики. И в конечном итоге к чему приведут такие люди, если их будет много — к развалу страны. Мы сейчас это и наблюдаем, в принципе. Капитал прячут за границей, потому что случись что в родной стране, рассуждают — да пропади она пропадом, эта страна…

Так все-таки, какие наблюдаются тенденции в сфере предпринимательства?

Самое основное — в Сыктывдин сейчас идут и регистрируют свои предприятия. Мы очень подробно рассказывали, какие у нас есть возможности и преимущества. Это потом, когда меня журналисты вконец достали, я как-то сказал, что предприниматели ко мне идут, потому что, наверное, Катунин (бывший мэр Сыктывкара) плохо работает. И это подхватили и раструбили. Дело не в этом. На самом деле, когда предприниматели приходят и говорят, что нет заказов, например, в случае с мебельной фабрикой, то я не стыжусь сесть за телефон и протолкнуть. Потому что будет работать это предприятие — будут и налоги поступать в бюджет. Если есть такая возможность, всегда помогаю, и не только я, от всего аппарата требую!

Какие есть проекты по развитию социальной сферы?

В Зеленце осенью откроется частная клиника по лечению и профилактике костных заболеваний. Мы долго рассуждаем о Сереговском санатории, но ведь можно сделать небольшую клинику и КАМазом возить этот соляной раствор и лечить людей. Потом в перспективе хотим в Прокопьевке ставить небольшой санаторий, и точно также будем лечить людей. Надо ставить на первый план не объект, а людей. Если подобное было организовано, люди уже давно бы этим воспользовались.

Остается только надеяться, что все задуманное удастся реализовать…

Будем реализовывать. Четыре года назад мы начали с истории, создали свой герб, гимн, зарегистрировали их в президентской геральдической комиссии. Создали свои награды — орден «Милосердие», медаль «Благотворительность». Кстати, Ринат Старков (бывший генеральный директор ОАО «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК») очень гордился, когда мы вручили ему эту медаль. Так ведь что меня очень подкупало, что он в выходные дни сам приезжал вместе со своими детьми в Гавриловский детский дом, привозил подарки, фрукты. И все это по-настоящему, от души! На неравнодушных людях, пожалуй, все и держится!

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Июнь 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Реклама


Реклама