Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Пятница, 19 Июль 2013, 10:03 2631 28

Коми-поезд: железнодорожный круиз до Воркуты

- Чего хорошего в самолете? Взлетел в Москве, приземлился в Воркуте. И сразу в шоке. А поезд лучше — едешь медленно, природой любуешься…

Под «лучшим» поездом Владимир Куцев явно имеет в виду «Сияние Севера» — поезд, на котором мы едем по маршруту Сыктывкар — Воркута. За окном «Сияния» неспешно разворачиваются картины жизни русского Севера. Полуобморочные деревни, городки с типовой советской застройкой, дремучая тайга с совершенно нефигуральными медведями — как по заказу, медведица с медвежатами вышла к железнодорожному полотну, проводила взглядом состав и покосолапила обратно в чащу.

Железнодорожный круиз до Воркуты. Звучит почти так же анекдотично, как знаменитое приглашение «к нам на Колыму». Тем не менее, республика Коми такой туристический поезд придумала и запустила, причем с неприличными для постсоветского пространства удобствами. Отель на колесах — очень подходящее название для «Сияния Севера». Знакомых атрибутов русской народной ж/д поездки — вареной курицы, нестиранных носков и очередей в туалеты — здесь нет. Есть двухместные купе с индивидуальным санузлом, телевизором и розеткой, есть кондиционеры, есть беспроводной интернет — который, правда, отказывается работать в условиях полного отрыва от цивилизации, но значок Wi-Fi на экране телефона все равно радует.

Должность Владимира Куцева — управляющий проектом — столь же уникальна, как сам проект «Сияние Севера». При этом в разговоре Владимир ни разу «не включил чиновника», его рассуждения опираются на опыт и чувства, хорошо знакомые каждому.

- Комфорта хочется. Все мы ездили с детьми на юг, в длительные поездки. И все мы понимаем, что такое вагон — из которого никуда не денешься, как с подводной лодки. Так что чем лучше условия, тем лучше. Когда у людей появляется нормальная система вентиляции, они уже довольны. Когда у них появляется система кондиционирования — они еще больше довольны. Когда в дороге можно развлечь себя просмотром любимого фильма или подключить к розетке планшет, то люди становятся совсем довольными. Чем больше удовольствия у людей, тем больше удовольствия у меня от моей работы.

Впрочем, не только комфорт делает «Сияние Севера» явлением исключительным. Этот поезд — вернее, режим его работы — придал понятию «железнодорожный туризм» новый смысл. Для сравнения возьмем… БАМ.

Путешествие по Байкало-Амурской магистрали могло бы стать заветной мечтой романтиков. Великая стройка, великие сибирские реки, великая Братская ГЭС... — которую поезд проезжает за полторы минуты. Пересечение Лены занимает еще меньше времени и происходит обычно ночью. Дорога вокруг Байкала — это всего 40 минут движения без остановок. Мимо пролетают города и поселки, знаменитые реки, горы и леса. Непрерывное кино, которое очень хочется поставить на паузу.

Но в жестко сверстанном железнодорожном расписании места для таких пауз нет. Хочешь посмотреть город — сходи с поезда и смотри. Но поезд пойдет своей дорогой. В отличие от обычного поезда «Сияние Севера» своих пассажиров ждет. Туристы выходят в город, осматривают его достопримечательности в сопровождении экскурсовода, потом спокойно возвращаются на поезд. Почти как речной круиз, но по железной дороге.

Подобный туристический поезд мог бы появиться в любом регионе России — железные дороги у нас развиты не в пример автомобильным. Но одними из первых на эксперимент решились в Коми. Попробуем объяснить, почему.

Вопреки распространенным представлениям о расстояниях, самолет от Москвы до Сыктывкара летит всего два часа. Приключения начинаются по прибытии. Времена, когда вертолеты летали по республике в режиме рейсовых автобусов, давно миновали. Сегодня час аренды вертолета стоит около 100 тысяч рублей — дорогое удовольствие для исключительной публики. Автомобильные дороги Коми заслужили отнюдь не почетный титул «худших в России». Получается, что единственный общедоступный вид транспорта — железная дорога, которая прошивает всю республику с севера на юг.

Составы ходят точно по расписанию, как пресловутые швейцарские часы. Не сильно быстро, но гарантированно связывают ключевые маршрутные точки республики, где туристы могут пересесть на автобус, вездеход, вахтовку или тот же вертолет. В этой транспортной цепочке турпоезд стал ключевым звеном. Но одного поезда для развития туризма в целой республике недостаточно:

- Поезд — это лишь инструмент для того, чтобы с комфортом довезти туристов из одной точки республики в другую, — рассуждает Владимир Куцев, — Как катер или автобус, который везет туристов к конкретной цели. Сейчас мы решили проблему комфортного передвижения туристов, их доставки в труднодоступные места. Есть у нас, к примеру, уникальный праздник — Усть-Цилемская горка. Сейчас на этот праздник съезжаются сотни, но желающих — тысячи, и эти тысячи надо как-то до Усть-Цильмы довезти. Сейчас полным ходом идет развитие туризма на местах — запланировано строительство гостиниц, развитие этнокультурного парка, прочих туристических объектов, нужной инфраструктуры…

Впрочем, надо понимать, что республика Коми славится прежде всего природными достопримечательностями вроде малодоступного плато Маньпупунер. Но сейчас наш путь лежит дальше и выше — в горы Приполярного Урала. Поезд со вздохом останавливается на станции Инта. Просьба освободить вагоны.

Поезд дальше не идет

«Урал»-вахтовка уже второй час трясется по измятой вездеходами трассе. Слева тайга, справа тайга, впереди тайга — другие машины здесь не ходят. Таежные дебри постепенно редеют, сменяются лесотундрой и, еще дальше на север, тундрой. Заросли невысокой морошки, нагромождения каменных глыб, серебристые лезвия горных рек, прорезающие скупой северный пейзаж. Это лишь малая часть национального парка «Югыд Ва», самого большого в России.

Места суровые и нечеловечески красивые — люди так и не смогли укротить природу Приполярного Урала. Здешние комары в «высокий сезон» могут за пару часов полностью обескровить лося, погода здесь меняется по три раза на дню, а в июне может намести снега по пояс. Развивать «цивилизованный туризм» в условиях первозданной природы Приполярья могут только решительно настроенные люди. Алексей Дружинин как раз из таких.

- Я тут в добровольной ссылке. С 2003 по 2007 годы я был министром спорта республики Коми. Потом меня с этого поста попросили, и я решил держать дистанцию, сбежал в горы. Пару раз уже предлагали вернуться, но я им ответил, что орлы в неволе не размножаются.

Сегодня «орел» Дружинин — директор Кожимского разведочно-добычного предприятия, крупнейшего в России по добыче кварца. Истории из своей жизни рассказывает с непробиваемым спокойствием — то ли врожденным, то ли благоприобретенным с опытом. Рассказывает, как к ним на базу повадилась медведица Машка, которая в прошлом году задрала собаку. Не меняя тональности, рассказывает, как его чуть не угробил сошедший сель. К Дружинину коварная приполярная природа почти дружелюбна, но другим везет меньше. Следует еще один рассказ о том, как начальник рудника вышел из дома в метель и не смог найти дорогу к соседней избе, в десятке метров. Тело начальника рудника нашли только в мае, когда начал сходить снег.

В таких условиях бывший министр спорта решил развивать туризм. Вернее, «цивилизовать» — мимо кварцевого рудника на месторождении «Желанное» и одноименного вахтового поселка туристы и раньше шли косяками. Одни забрасывались в верховья рек Кожим и Балбанью, чтобы оттуда начать сплав. Другие шли к подножию самой высокой горы Урала — Народной, или к горе пониже и посложнее, Манараги.

- У нас тут стояли дряхлые домики — мы их в прошлом году сломали и отстроили небольшую гостиницу на краю мира. Потратили немногим больше трех с половиной миллионов. Кто слышит — не верит, что мы в такую сумму уложились. А что нужно туристу? Баня, теплый душ и теплый туалет. Для тех, кто попритязательнее у нас дом с мягкими кроватями, спутниковым интернетом и конференц-залом. Для тех, кому это все не нужно, мы сдаем домики за 200 рублей в сутки. Тут же главное не спутниковая тарелка, тут надо чистейшим воздухом дышать и смотреть, какая красота вокруг.

Дружинин вроде бы развивает тот самый «туризм на местах», при этом частью механизма под названием «туризм в Коми» себя не считает.

- Сейчас об этом много разговоров. Туризм в Коми? Туризм в коме, так лучше сказать, — невозмутимо ставит диагноз Дружинин. — Что нужно туристу после теплого туалета и бани? Доступность. Дороги нужны. На самолете не налетаешься, на поезде не наездишься. Сегодня у каждой второй семьи машина — сел и поехал, куда надо. Как в Карелии, как на «Золотом кольце». Пока автомобильных дорог нет, никакого туризма не будет. А поезд этот — только деньги зря потратили. Лучше бы гостиниц на краю света понастроили — помогли бы туризму на местах.

Проблему транспортной доступности хозяин тундры Дружинин решает традиционными методами — «Урал» возит рабочих и туристов на базу «Желанное» по разбитой в хлам дороге. Впрочем, для девственной природы Коми даже такая дорога сродни автобану. Потому что других нет. 5-6 часов тряски по ухабам на туристов класса ви-ай-пи действуют угнетающе. «На уральских горках мы и за меньшие деньги сможем прокатиться. К тому же ну не пять часов же!», — шумят недовольные. Из 130 километров пути Дружинин отсыпал и разровнял примерно четверть — тот самый кусок, который принадлежит ему «лично», то есть его предприятию. Сам директор предпочитает колесить по местным пампасам на вездеходе с колесами в человеческий рост. Проходимость лучше, да и трясет меньше.

А.Дружинин

Поселок Желанное, кварцевый рудник

Кварцевый рудник, ледяные кристаллы на стенах тоннеля

Три дня в Приполярье прошли в поездках к подножиям гор, к рекам и озерам, к каменным останцам и полям цветущих пионов. Однако, что бы ни говорил Алексей Дружинин про комфорт, было интересно наблюдать за реакцией бывших пассажиров «Сияния Севера» на призыв паковать вещи и отправляться в обратный путь — к турпоезду.

Кому купе

Воссоединение «Сияния Севера» и его пассажиров было столь фееричным, словно люди не три дня провели на природе, а были спасены из многолетнего заточения в царстве горных троллей. Любовь граждан к мягкой кровати, ресторанной еде и душевой кабине оказалась сильнее восхищения уральской сказкой.

Взгляды Алексея Дружинина и Владимира Куцева на экологический туризм явно не совпадают. Свое мнение о походной программе Куцев выразил без обиняков:

- Каждый день переезжаем от одной горы к другой, которая не сильно отличается от первой. Потом нам показывают дырку в скале, которую гордо именуют гротом, и снова везут не пойми куда к другой горе. А выглядеть это должно совсем по-другому! Мы приезжаем к этим, бог с ними, гротам. Там нас уже ждет накрытый стол и выступление вокально-инструментального ансамбля. Мы наслаждаемся природой, едой и фольклором, потом едем к горе Народной. Там нас тоже встречают ряженые и стол. Баня, переезд, поезд. Вот так бы это выглядело, если бы программу составлял я.

Хорошо, что Алексей Дружинин этого не слышал. Девственная природа плохо сочетается с ряжеными, коих и так много развелось на просторах родины. Однако, несмотря на кажущуюся несовместимость, подобные проекты существуют. С одним подвохом: не концептуальным, а финансовым. Уже несколько лет работает роскошный туристический поезд «Золотой Орел», который за космические деньги катает людей с нерусскими паспортами из Москвы до Владивостока со всеми остановками. Стоимость билета в купе «Золотого Орла» стремится к 20 тысячам долларов за 16-дневное путешествие. В стоимость включено: абсолютный комфорт, обязательные ряженые с хлебом-солью и гармошкой, экскурсии по историческим городам и хорошие дороги по всему маршруту следования.

Естественным образом созрел вопрос, сколько будет стоить билет на «Сияние Севера» от Сыктывкара до Воркуты. Владимир ответил вспышкой плохо скрытого раздражения:

- Я однажды сказал — посмотрите стоимость обычного СВ, это уже 15 тысяч. А мне на это ответили, что за такие деньги можно в Турцию слетать. Все. После этого пусть летают в Турцию за 15 тысяч, кто хочет. Как можно провести три дня в Турции за 15 тысяч, я в курсе. А у нас другой подход и другие проблемы. У меня нет бесплатного чартера в Анталью и обратно. У нас каждый километр — кап-кап, тик-тик.

Что ж, кое-что уже понятно: удовольствие будет не из дешевых. Не менее увлекательно строить догадки о целевой аудитории поезда. Сейчас «Сияние Севера» используется в основном как площадка для корпоративов и торжеств. Рекламная брошюра обещает: когда поезд раскочегарится на полную катушку, его будут использовать для познавательного туризма, организовывать экскурсии для детей и школьников.

А вот образ походника с рюкзаком, готового на всяческие лишения ради покорения Манараги, с интерьером эксклюзивного турпоезда пока никак не сочетается. Турист, способный оценить и, что важнее, оплатить путешествие в далекий дикий край на поезде, где туалет отделан искусственным камнем, — такой типаж чаще встречается за рубежом, а в нашей стране это редкая птица.

С логистикой тоже не все понятно. Конечно, три вагона «Сияния Севера» можно прицепить к индивидуальному тепловозу. Удобно, но за такую услугу РЖД возьмет немалую цену. Есть и второй вариант — прицепить эти вагоны к составу, который идет своей дорогой. Но тогда элитные вагоны будут останавливаться по общему расписанию. Станция «Печора», стоянка 30 минут, извольте послушать импровизированный оркестр. Пока для каждого нового рейса эти стыковки приходится каждый раз подбирать заново, причем график движения поездов, а вместе с ним и график движения «Сияния Севера» может непредсказуемым образом измениться.

- Вся эта система с отправлениями и перецепкой — новая для России. Все понимают, что на железной дороге существуют регулярные поезда и отлаженное расписание, в которое надо впихнуть наш поезд. Надо проявлять гибкость, и здесь мы надеемся на понимание и активность нынешнего поколения железнодорожников, — уверяет Владимир Куцев. — В идеале хотелось бы, чтобы через год-полтора у нас был готовый турпродукт и стабильный поток туристов. Мы к этому идем непростой дорогой, выстраиваем отношения на местах с предпринимателями и муниципалитетами. С большим трудом привлекаем РЖД для воплощения наших идей. Ведь развитие туризма у нас теперь приоритетная задача на уровне правительства России. В прошлом году мы разработали концепцию развития туризма, приоритетные направления, очертили образ экологической республики…

В концепцию экологической республики отлично вписываются гора Народная, Приполярный Урал, кочевники-оленеводы и девственные леса Коми. Засияет ли Север по-новому в окнах эксклюзивного поезда — покажет время.

Фото Антона Агаркова, с сайта strana.ru

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Июнь 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Реклама


Реклама