Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Пятница, 28 Сентябрь 2007, 15:13 384 0

Интервью руководителя управления Федеральной налоговой службы РФ по Коми Александра Гнедых

Руководитель управления Федеральной налоговой службы по Коми Александр Гнедых нечасто дает интервью из-за занятости на работе. Однако у газеты «Красное знамя» появилась возможность задать ему вопросы и затронуть в разговоре самые разные темы.

Александр Викторович, как вы считаете, свидетельствуют ли перемены в федеральном правительстве о том, что власть намерена обратить особое внимание на финансовую, а значит, и налоговую составляющую экономики?

Очень бы этого хотелось. Судите сами: откуда в России берется теневой оборот наркотиков, оружия, боеприпасов и всего такого? От незаконного оборота денежных средств. А он в свою очередь порожден уклонением гражданами и организациями от уплаты налогов. Поэтому наведение порядка в экономике и социальной сфере, я убежден, нужно начинать с укрепления налоговой системы.

А много ли в Коми «уклонистов»?

Чтобы вам было с чем сравнивать, приведу в пример два крупнейших мегаполиса — Москву и Петербург. Так вот, по состоянию на начало прошлого года в столице из 976 тысяч юридических лиц, состоящих на налоговом учете, не предоставляют отчетности 75 процентов. В городе на Неве из 330 тысяч — 62 процента. А теперь про Коми: здесь зарегистрировано 20 тысяч предприятий, 4 300 из которых не отчитываются — это 21 процент. В целом неплохой результат, но лучше, если бы он был нулевым.

В наших законах есть немало лазеек, позволяющих увернуться от уплаты налогов. Какие изменения стоило бы внести?

Если бы это зависело от меня, я бы принял закон о декларировании любого рода доходов, полученных гражданами до 1995 года, с одновременной налоговой амнистией. У нас ведь учет доходов начался только 12 лет назад. Причем с чистого листа, что называется. В итоге в случаях обнаружения покупок не по карману, когда стоимость приобретений превышает заработок, инспекторы не могут определить происхождение накоплений (если, конечно, речь не идет о кредите). Человек заявляет, что до 1995 года получил значительные доходы. Кстати, с 2003 года с налоговых органов снята обязанность по контролю за расходами граждан и за соответствием крупных расходов их доходам.

Как вы относитесь к периодически «всплывающей», особенно накануне выборов, идее налога на роскошь?

А пусть ее авторы сначала дадут четкое и мотивированное понятие: что считать ею. Для одних автомобиль — это роскошь, а для других — собственный остров — мелочевка. На мой взгляд, при условии выяснения понятия такой налог актуален, потому что нынешнее российское общество расслоено на очень богатых и очень бедных. И если сборы, взимаемые по налогу на роскошь, будут тратиться государством не на что попало, а на поддержку малообеспеченных, тогда идея полезная и нужная. Вообще, разговор о том, как расходуются деньги налогоплательщиков, — особый. Я понимаю возмущение граждан: дескать, платим тот же транспортный налог, а продолжаем ездить по ужасным дорогам, и так — в любой сфере.

А нужен ли России закон о налоговых льготах для меценатов?

Я против такой формы поощрения. Главное, чтобы человек или предприятие налоги платили, а все остальное, как, например, меценатство, — дело добровольное.

Тогда почему вы за наделение преференциями предприятий, трудоустраивающих у себя инвалидов?

Это совсем другое. Заставить предпринимателей набирать на работу людей с ограниченными возможностями государство не может. И все еще существующая система квот, которой предприятия пренебрегают, проблемы не решает. Бизнесмен объясняет, что открыл свое дело ради получения прибыли. А чтобы трудоустроить инвалида и обеспечить ему соответствующее рабочее место, его надо оборудовать, то есть понести дополнительные расходы. И не забывайте, что по правилам техники безопасности далеко не каждая компания вообще имеет право предоставлять рабочие места таким людям. Поэтому депутаты Госсовета на сентябрьской сессии одобрили вполне убедительное обращение в Госдуму о внесении изменений в Налоговый кодекс с целью ослабления налогового бремени для тех предприятий, которые готовы и могут взять на работу не совсем здорового человека.

Вот уже год как градообразующее предприятие «Интауголь» находится в стрессе. Что вы думаете о необходимости его банкротства?

Во-первых, долгое время шли споры: сколько же на самом деле у шахтоуправления долгов. Их — более 6 миллиардов рублей. А недавно было заявлено еще порядка 800 миллионов.

Ответьте на один простой вопрос: а что, разве может нормальный человек, позиционирующий себя предпринимателем, потратить 35 миллионов рублей на торгах на лот с такой, как я вам назвал, суммой задолженности? Срок окупаемости подобного производства — не менее пятидесяти лет. Вы много знаете примеров по России, когда хозяева предприятий готовы ради «длинных» денег полвека нести расходы на сомнительный бизнес? Считаю разумными предположения относительно мотива такой поистине «золотой» покупки. Не исключено, что, вступив в права собственности, приобретатели просто пустили бы на металлолом имеющееся оборудование. Получили бы за него миллионов 70 и «отбили» бы свои деньги, покинув город и республику.

А что во-вторых?

Налоговиков не редко упрекают по поводу «Интаугля»: дескать, почему так долго ждали и не били тревогу, видя, как предприятие становится убыточным. Мы объясняем: поймите, предприятие было долгое время государственным, к тому же функционирует на севере, где не так много альтернатив. Оно, как вы правильно заметили, градообразующее. К тому же в стратегически важной для региона отрасли. Ликвидировать его можно, но это чревато не самыми хорошими последствиями. То, что произошло в итоге, благодаря вмешательству правительства, самое правильное: введение внешнего наблюдения, а затем и конкурсного производства. Управляющий, по сути, создает новое предприятие, выделяя «здоровое ядро», в которое переводит активы, работников. Производит оценку его и затем выставит на торги. И вот тогда-то его точно купят. К тому же вся задолженность будет списана.

А почему нельзя было повторить путь «Воркутаугля» с реструктуризацией?

Экономика интинского акционерного общества этого не позволяет. Объемы производства упали (вместо 300 миллионов тонн добыча упала до 120 миллионов), плюс долги по текущим платежам — 20 миллионов рублей. На очень долгий срок пустить такое предприятие по пути реструктуризации непродуктивно, потому что не просматривалось бы главное — возможность погашения тех самых 6 миллиардов долгов. «Интауглю» нужны новые инвестиции на приобретение современного оборудования, открытие новой лавы. Без банкротства деньги с неба на шахтоуправление вряд ли свалились бы.

Александр Викторович, не поверю, если скажете, что о работе налоговиком вы мечтали с детства

Когда был маленьким, мечтал о военной службе. В принципе мечта сбылась. Просто, если военный охраняет границы государства, то я — его финансовые интересы. А пришел к этой работе не сразу. Сначала поступал в пединститут на родной Белгородчине. Хотел стать учителем физкультуры. Особенно любил заниматься борьбой. Но, несмотря на то, что я получил много баллов на вступительных экзаменах, взяли другого абитуриента, с направлением на учебу. Тогда впервые в жизни я понял, что такое несправедливость. Чтобы не упускать время, поступил в Шебекинский химико-технологический техникум.

На кого учились?

Моя специальность по первому диплому- «технология резиново-технических изделий». Я даже до службы в армии успел на заводе по производству шин поработать прессовщиком-вулканизатором. А после армии получил второе образование, окончив экономический факультет Воронежского университета. А потом — работа в налоговой полиции, инспекции, управлении.

Я знаю, что в Коми вы приехали из Сочи

После Сочи пару месяцев отработал в Москве, а потом мне предложили работу здесь. Я согласился, потому что еще в молодости думал о севере с его романтикой. И очень рад, что к сорока годам судьба забросила меня сюда.

А ощущаете ли какое-то давление со стороны властей? Ну, чтобы закрыли глаза на долги одних, обратили особое внимание на проблемы других?

Нет, ни разу. С чиновниками у меня везде складываются исключительно служебные отношения. И потом, я Стрелец, рожденный в год Змеи. Давить, как я говорю со ссылкой на гороскоп, бесполезно. Лучше по-хорошему…Я и сам не люблю давить. Предпочитаю людей убеждать. И по жизни, и по работе.

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Апрель 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Реклама


Реклама