Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Воскресенье, 20 Ноябрь 2011, 10:06 6788 0

Жизнь в Коми: оружие массового заблуждения

Несколько месяцев назад я купил арбалет. И два комплекта дротиков к нему. Этот арбалет, несмотря на весь свой компьютерно игрушечный вид и спортивное предназначение, является почти что оружием. Как предостерег продавец, не стремясь скрыть блеска в глазах, выстрел дротиком поражает человека насмерть с 30 метров. Сейчас арбалет висит за шкафом: случись что - надо только зарядить и выстрелить.

Я не чувствую себя в безопасности. И опасения за свою жизнь во мне все множатся и множатся. От той молодежной беспечности, которая позволяла мне в три часа ночи выходить из клуба и шататься по ночному городу, не осталось и следа. Теперь студентов по ночам убивают.

Конечно, убийства совершают не каждый день, грабежей и нападений, возможно, становится все меньше и меньше (иногда об этом говорят люди в одежде негламурных расцветок и погонах), вот только в моем сознании уровень преступности поступательно растет, и от этого никуда не деться. Причину такого восприятия действительности достаточно просто объяснил политолог Джошуа Голдстайн. В одной из своих статей про вооруженные конфликты он развеивает несколько мифов, в том числе то, что мир стал более жестоким. На самом деле больше стало информации о войнах, нежели самих войн. Также и с преступностью: в силу моей профессии и редакторских обязанностей я ежедневно читаю сводки ГИБДД, пресс-релизы прокуратуры, следственного управления, МВД. Каждый квартал правоохранительные ведомства устраивают показательные выступления в формате пресс-конференций, где рассказывают о своих подвигах и будничной работе, основа которой – наличие преступления. Иногда об убийствах, поджогах, разбоях, изнасилованиях и прочей чернухе пишут корреспонденты, потому что это интересно читателям. И весь этот поток информации приводит меня к пониманию, что мир-то не такой уж красочный, свободный и безмятежный.

СМИ, как правило, оправдываются, когда их обвиняют в сгущении красок и пропаганде насилия, говоря, что все это делается для того, чтобы люди помнили – надо быть настороже, надо быть готовым, что в любой момент на вас могут напасть, избить, ограбить. И еще фотку к статье обязательно надо приложить пострашнее: где лицо женщины из-за синяков превратилось в винегрет, где избитый мужчина истекает кровью, где лежит труп на дороге. Такие новости сразу же вырываются в топ, набирают множество просмотров и комментариев. И будьте уверены, закон рынка срабатывает и здесь: если потребителю это нравится, значит надо побольше таких материалов. Вот только месседж этого парада смерти совершенно другой – он мало кого предостерегает, зато убеждает, что если я выйду на улицу, меня собьет какой-нибудь недоумок или убьет вышедший из колонии раньше срока за примерное поведение рецидивист. А потом в пресс-релизе полиции будет с помпой объявлено, что преступление раскрыто по горячим следам, но ведь мне же уже будет все равно, по каким следам вышли на убийцу и какое наказание он получит.

Полмесяца назад я дал корреспонденту задание выяснить, как муниципалитеты откликнулись на пожелание главы Коми Вячеслава Гайзера наладить системы уличного видеонаблюдения. Я до сих пор жду эту информацию, хотя, есть у меня уверенность, что ничего кардинального в этом плане не сделано. Во всей республике на начало сентября работали 127 видеокамер. Всего лишь 127 видеокамер! Да, эффект от них какой-то есть, вот только опять он запаздывающий: камеры помогают поймать преступника, но не предотвратить преступление. Возможно, это наивность, но мне кажется, что если камер будет в сотни раз больше, то количество преступлений уменьшится. Но деньги у нас тратятся на конкурсы рисунков против наркомании, на конкурсы сочинений про тяжелую службу полицейского, конкурсы частушек и прочую чушь, которая не имеет к спасению чьей-то жизни никакого отношения.

И отсюда вытекает еще одна мысль: если меня не могут защитить, то, может быть, это сделаю я сам? Но ответ не такой однозначный: в России не любят, чтобы у людей было оружие, и чтобы люди к тому же умели из него стрелять.

Раньше я категорически был против легализации оружия. Но сейчас я уже не такой яростный противник, я колеблюсь, я думаю, я еще не решил, что правильнее. Но общественное мнение довлеет надо мной. Большинство считает, что если разрешить оружие, то страна погрузится в хаос, перестрелки, гражданские войны и массовые разборки. Но что это – неуверенность в моральных устоях россиян, их слабой психике, скверном характере? Откуда это неверие, что все друг друга перестреляют?

В свое время мне понравились размышления писателя-фантаста Андрея Круза, привожу один абзац дословно: «Вообще во властях американских мне нравилось всегда немногое, но за одно качество я их уважал – они никогда не оспаривали право людей на самозащиту. Как бы сами ни жульничали со своим населением, как бы ни мухлевали, а риск того, что кто-то возьмет винтовку и в отместку стрельнет во власть предержащую, принимали стоически. Даже полицейские, в которых время от времени палили сошедшие с ума обыватели, не требовали немедленного и полного запрета на продажу оружия. Такой крепости духа у российских властей с царских времен не наблюдалось – что при советской власти, что позже, при «демократах». Рефлекс у властей один – самооборона, прикрываемая фарисейской болтовней о том, что народ «друг друга постреляет». А зачем народу друг в друга стрелять, интересно? Нет других кандидатур на отстрел, пожирней? Кто-то где-то лукавил в этом моменте, и лукавил сильно, беззастенчиво».

Вот поэтому у меня появился арбалет. Вот поэтому в квартирах моих друзей рядом с входной дверью лежат или висят заточенные топорики или большие ножи. Вот поэтому некоторые мои знакомые носят в сумах газовые или перцовые баллончики, а у меня в сумке лежит швейцарский ножик.

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Июнь 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Реклама


Реклама