Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Вторник, 9 Июнь 2009, 13:24 4320 0

Премьера рубрики «Без купюр»: эссе депутата Государственного Совета Коми Юрия Сарычева

Информационный портал KomiOnline.Ru представляет новую рубрику «Без купюр». В нее войдут высказывания, эссе известных людей Коми и все, что, представляет несомненный интерес и право на публикацию. Материалы рубрики проходят минимальную редакторскую правку, в целях сохранения оригинальной стилистки текста.

Рубрику открывает эссе депутата Государственного Совета Коми Юрия Сарычева:

«В школьной юности был у меня коротковолновой приемник «ВЭФ». И не то чтобы он у меня просто «был»… Нет. Но я очень хотел его купить. А стоил он тогда немалых денег — что-то около ста полновесных советских рублей. Семья у нас была вполне скромного достатка, так что на родительский подарок рассчитывать не приходилось. И вот мне, девятикласснику, отец подсказал, что можно на такую мечту заработать летом — у него на одном из строительных объектов, помощником каменщика. А чтоб не скучно было — так поработать вместе с другом — по полставки на брата. Помню, подрядились мы с Серегой с большим энтузиазмом, а потом долго вспоминали каникулярный «опыт вольных каменщиков» в незабвенной организации «Рязаньмежколхозстрой». Собственно, наш мастер оказался жестоким трудоголиком по имени Миша. Обличьем и манерами походил он на Квазимоду. Своими здоровенными, длинными руками молчаливый Миша выгонял за день столько кирпичной кладки, что мы едва успевали замешивать корыта с раствором и таскать это тяжелое серое желе носилками к его рабочему месту. Спецовки наши от цемента и пота стояли колом, так что их приходилось стирать несколько раз в неделю. Один раз в пять дней с утра, как по часам, ломало поясницу. В общем, два месяца наши солнечные денечки начинались с того, что мы — невольники (каждый своей!) мечты — заставляли свои бунтовавшие спины, поясницы и руки прикипать к лопате, мешкам с цементом, ведрам с водой и корыту с раствором. «Охота пуще неволи», — изредка приговаривал отец, разъезжая по своим объектам и сталкиваясь на одном из них с нами. То были справедливые слова. Ведь, пуще неволи застойного, неживого воздуха родного, неповоротливо-равнодушного советского государства, которым рулили неспешные, мудрые дедушки из Политбюро ЦК КПСС… пуще этого тупого, безнадежного настроения корабля, потерявшего всякую динамику развития и разлагавшегося на мелочь «блатных» отношений и связей с «нужными» людьми, был мой вечерний полет по волнам радиоэфира. Я слушал вечерами радио — его объем и загадочный свист дальних радиостанций. Ветром радиоволны прибивало и сносило монологи на неизвестных мне языках, отрывки фраз, слов, звучанье непонятного мне музыкального строя. Я совершенно не был юным антисоветчиком, а потому не искал ни «Свободы», ни «Голоса Америки». Мне было важно настроение всепланетного единства, резонировавшее в моей комнате и заставлявшее шептаться за окном тополя сквера, стянувшего собой границы рязанской площади имени Тадеуша Костюшко — десантное военное училище, мой огромный девятиэтажный дом и высшую школу МВД. Такая была в моей юности романтическая пора общения со всечеловечеством…

Теперь иные времена. Из окна моего ухтинского дома видна Земляничная гора, над которой летом парят парапланеристы, а зимой надувают свои паруса кайты. Человечество почти объединилось. Меньше стало романтики, но больше содержательной определенности. Если экономический кризис — то это общая проблема. Если катастрофа на одной из авиалиний — то общая десяткам стран скорбь. Государственные устои сегодня пронизаны нитями этнокультурных взаимодействий в рамках формирования экономических и новых культурологических центров притяжения, а повседневный быт очень многих из нас — географической мобильностью, вызванной поисками работы или туристическим любопытством. Мы общаемся друг с другом лицом к лицу, притягиваясь желанием, узнать друг друга поближе. И я каждое утро начинаю с Интернета — его объема и сухих содержательных отчетов о мировых, государственных и региональных новостях, о темах, вызывающих комментарии форумчан. Хитом месяца на одном из респектабельных республиканских информ-порталов стала тема: «Представители РПЦ расценивают «антикризисную» религиозную акцию в Коми как вербовку и подготовку к цветной революции». Надо признаться — заголовок показался мне неординарным и неожиданным своим сочетанием в одной плоскости проблематики государственной безопасности и религиозных прав и свобод. По ссылкам и путем прочесывания новостных лент увидел я и нешуточное напряжение в обсуждениях на форумах темы отношений и взаимодействий Сыктывкарской и Воркутинской епархии Русской Православной Церкви с рядом протестантских церквей и одним из общественных объединений — региональным Рериховским обществом.

Скажу прямо — многие мои коллеги по законотворческой работе или журналистскому перу уверены, что касаться этой темы — все равно, что обниматься с боевой противотанковой миной (противопехотная оставляет шанс выжить). Но как промолчать, когда весь мой опыт дает ощущение тревоги от складывающейся ситуации? Когда этой напряженностью обжигает память лиц моих наставников — православных афонских монахов, среди которых я много лет назад старался делать свой первый духовный опыт, и друзей–протестантов, католиков, с кем свела жизнь по работе в Российском Библейском Обществе в Москве. Знакомых мусульман, чей неуклонный кодекс веры и жизнеуклад оставляют по себе глубокое уважение. Буддистов, чья практика личного просветления увлекает даже атеистов. Да и самих атеистов, тех из них, чья совесть и вера в светлую природу человеческого естества была и остается опорой развития человечества. Как тут промолчать? Разве что, для осмысления неистинности происходящего, когда все мы по кругу, руководимые благими намерениями, начинаем втягиваться в воронку безблагодатных отношений взаимного неприятия и нелюбви? А что потом?.. «Агрессивные переговоры при помощи световых мечей» по примеру суннитов и шиитов, или Ольстера, где католики и протестанты стояли, каждый на своем, до смерти оппонентов во имя Христово?.. Дом, разделившийся надвое, не устоит. Разве этого нам надо? Почему же тогда мы в сознании (каждый своей) правоты начинаем сползать в духовное разделенье? Нужно ли это нам, России — стране многоконфессиональной и полиэтнической?

Сегодня, волею обстоятельств, я человек вполне прозаических обязанностей — работаю депутатом Государственного Совета Республики Коми. Потому ответ мой на собственную тревогу от происходящего пусть будет неброским, но, надеюсь, отчасти обнадеживающим. Все наши церкви являются по своему мирскому статусу общественными объединениями в форме религиозных организаций — то есть активными участниками гражданского общества — плоскости негосударственных, неполитических отношений, свойственных нам, как развитому государственно-общественному образованию. А регулятивные органы гражданского общества, призванные осуществлять его гармонию, развиваются пока в стране, да и в регионе, с отставанием. Такова данность. Но ведь хорошо, что они есть и, прежде всего, я говорю об институте Общественной палаты. Она обладает генеральной возможностью проводить общественные экспертизы и слушания. Вырабатывать широкоформатную общественную позицию по тем или иным вопросам без излишних эмоций и давать заключения Минюсту, Прокуратуре, Госсовету.

…Я давно не слушаю вечерами коротковолнового транзистора. Похоже всем своим существом я буднично и просто сам становлюсь им. И я настроен на право России звучать в планетарном хоре, на чистоту нашего внутреннего лада, без примесей дребезжанья и нестроений.

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Сентябрь 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Реклама


Реклама