Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Вторник, 24 Ноябрь 2009, 09:34 6203 0

Без купюр: эссе Евгения Вологина «Размышления о модернизации в свете выступлений Президента России»

Эссе члена Общественной палаты Коми, кандидат философских наук, преподавателя Ухтинского Государственного технического университета Евгения Вологина.

Несколько последних месяцев ознаменовались целой серией выступлений Президента РФ Дмитрия Медведева о необходимости  проведения в России комплексной  модернизации целью которой должно стать не просто очередное «осовременивание» общества, но радикальная попытка искоренения вековых признаков отсталости России, неэффективности некоторых ее социально-политических и экономических институтов, преодоление инерции общества и «патерналистских» настроений, присутствующих в нем.

Грандиозности таких задач мог бы позавидовать любой государственный деятель  России, любой любящий ее гражданин. Тем более что альтернативой модернизации, альтернативой общенациональному проекту Развития может стать и это, к сожалению, все более очевидно, дальнейшая геополитическая маргинализация России, дальнейший цивилизационный упадок и превращение нашего Отечества в исторический реликт. Это типичная участь исторических субъектов не сумевших найти ответ на очередной исторический вызов и вряд ли кто из честных россиян может пожелать такую участь своей стране.

Невозможно не согласиться с нынешним Президентом в его оценке сути исторических вызовов, угрожающих нашей Родине и в том, что один из главных вызовов – это увеличивающаяся научно-техническая отсталость. Президент видит в сегодняшних проблемах следствие некоторых родовых недугов России: «вековую экономическую отсталость», «вековую коррупцию», а также «широко распространенные в обществе патерналистские настроения», «безынициативность, дефицит новых идей». Стоит заметить, что далеко не всегда эти недуги были столь вопиющи, что парализовали работу государственного механизма, но с общей оценкой существа российских проблем трудно не согласиться.

Итак, Президент страны выступает с  программой очередной модернизации России. Второй человек во властной иерархии – премьер-министр, лидер правящей партии и бывший Президент В.В.Путин с этим полностью согласен, о чем и было сказано с трибуны недавнего съезда «Единой России» в Санкт-Петербурге. Возражений со стороны ни одной сколь-нибудь значимой политической силы России не слышно. Так что же, общество едино в восприятии лозунгов модернизации, «цели ясны, задачи понятны, за работу, товарищи!»? Конечно, любой любящий свою страну человек должен быть готов следовать этим, наверное, уже, бессмертным словам. Но перед началом нового исторического рывка, выражаясь военным языком, необходимо провести рекогносцировку местности, то есть той социально-политической данности, в которой сегодня мы все находимся.

Бурные  перемены последних двух десятилетий  породили в стране социально-политическую систему, которая практически не имеет каких-либо внутренних факторов развития. Все те российские исторические недуги, о которых говорит Д.А.Медведев, выпукло присутствуют в нашей нынешней действительности. К объективным причинам этого относятся не столько пресловутые особенности отечественной ментальности, сколько сама смысловая парадигма либерализма, на который, кстати, и предлагает опираться Президент как на идеологическую основу модернизации. Взятый вне определенного исторического и цивилизационного контекста, либеральный индивидуализм, в сущности, абсолютно асоциален и эгоистичен, он не может стать психологической и мотивационной основой модернизации, предполагающей как раз элементы сверхличного напряжения и активного социального действия. Политика последних лет, направленная на стабилизацию, безусловно, сыграла свою положительную роль, более того, эта политика была совершенно необходимой после 90-х годов, но она породила в обществе и, особенно в элите своеобразный конформизм, который в сегодняшних условиях является ресурсом торможения. Президент не случайно критически отозвался о современной российской бюрократии, да и об элите в целом. Это не значит, что вся современная политическая и экономическая элита России не заинтересована в переменах. Это значит, что сама сформировавшаяся в стране система управления является объективным фактором, отнюдь не способствующим модернизации. Ведь самодостаточной и оторванной от народа бюрократии, крепко спаянной с бизнесом, не нужны перемены, тем более демократические о которых как раз и говорит Президент и которые непосредственно угрожают бюрократическому самодовольству и косности. Большинство же простых людей сейчас заняты скорее вопросами индивидуального выживания и им не до призывов власти к повышению личной инициативы в созидании и совершенствовании институтов гражданского общества. Между тем Медведев подчеркивает, что современная модернизация, в отличие от всех предыдущих, будет проводиться демократическими методами. Осталось только демократическими методами преодолеть инерцию общества и конформизм элиты. Но как это сделать? Ведь мировая история не знает ни одного примера мирного, бесконфликтного, демократического проведения модернизации. Везде и всюду, на Западе и на Востоке при проведении модернизации требовалось наличие трех непременных факторов: нацеленной на модернизацию национальной элиты, финансовых ресурсов, объединяющей общество, направляющей его к переменам и легитимирующей эти перемены идеологии. При этом государству приходилось в большей или меньшей степени применять насилие для преодоления разнообразной инерции и для продвижения общества к необходимым историческим переменам. И человеческая жизнь не была приоритетом при проведении модернизационных реформ отнюдь не только в России, а практически во всех странах.  

Президент России предлагает принципиально иной исторический путь «не принуждением, а убеждением. Не подавлением, а раскрытием творческого потенциала каждой личности. Не запугиванием, а заинтересованностью. Не противопоставлением, а сближением интересов личности, общества и государства». Это грандиозная и уникальная задача. Медведев декларирует цели как человек, убежденный в безусловной универсальности и благостности либерализма. Однако стоит напомнить, что либерализм пока что всегда означал для России на просто ослабление, а общегосударственную системную деградацию. Можно сказать, что для правильного восприятия либерализма необходимо еще пройти определенный путь исторической эволюции и что Россия как раз и проходит этот путь, но любой не либерал поставит этот либеральный тезис под сомнение и сможет привести довольно убедительные доказательства своей правоты, ссылаясь как на российский, так и зарубежный исторический опыт. К слову на последнем съезде «Единой России» Грызловым было четко заявлено, что идеологией правящей партии является «российский консерватизм». Понятно, что прилагательное «российский» должно быть своего рода понятийной лазейкой для сколь угодно вольного обыгрывания особенностей именно российского либерализма, но это мало что меняет по существу. Как принципиально либеральный, по сути, посыл к модернизации сочетается с консерватизмом как таковым пока что многим мало понятно. И потом хотелось бы узнать, на какое конкретно идейное наследие собирается опираться партия власти или предполагается разработать что-то новое? С кем конкретно из русских консерваторов предполагает соотносить себя партия власти: со славянофилами, неославянофилами, монархистами вроде Тихомирова, представителями земского движения, с правительственными чиновниками вроде Столыпина, Победоносцева или Дурново? А может с умеренными либералами типа октябристов? Впрочем, возможно соотнесение «российского либерализма» и с некоторыми философами серебряного века, прежде всего, с веховцами. Но можно ли считать концепции этих известных интеллектуалов прошлого адекватными реалиям эпохи глобализации и постиндустриального общества? В любом случае соотнесение модернизации на либеральной основе и «российского консерватизма» требует скрупулезной философско-политологической проработки. А пока, увы, приходится констатировать, что предполагаемая российская модернизация все-таки не имеет четкого и соответствующего современным вызовам идеологического обоснования. И еще один интересный вопрос: как соотносится декларируемый Президентом курс на модернизацию с опорой на сугубо либеральные ценности, «российский консерватизм» партии власти и не так давно провозглашенный концепт «суверенной демократии» тоже как сугубо российского феномена? Или «суверенная демократия» как раз и тождественна «российскому консерватизму», что, кстати, выглядит вполне логично.

Медведев  настоятельно отмечает, что авторитарные и, тем более, тоталитарные методы управления принципиально не пригодны для сегодняшней России. Такую убежденность, учитывая некоторые моменты нашей истории и неготовность общества к сверхличному напряжению, легко понять.  Инструментами новых реформ должны стать институты гражданского общества и усовершенствование существующей в России политической системы. Но для этого тоже нужна соответствующая идеология, и вряд ли консервативная, а также обновленная элита. Последнюю задачу можно решить с одной стороны, политической, а возможно и экономической маргинализацией отдельных ее представителей, а с другой, жесткими установками сверху призванными дисциплинировать чиновничество. При этом не надо забывать, что в современной российской элите есть много компетентных, честных и патриотично настроенных людей. Нужно лишь найти способы их активизации и повышения социально-политической роли, что во многом является вопросом проявления политической воли верховной власти.

Нельзя  не остановиться на президентском тезисе по поводу сохранения в российском обществе высокого уровня патернализма. Патернализм – не иждивенчество, очень часто он бывает полезен, если не необходим, тем более, когда патернализм является частью национально-культурной традиции. Учитывая современные социально-экономические реалии российского общества именно продуманная социальная (патерналистская) политика может способствовать необходимой помощи тем слоям общества, без активности которых никакая модернизация не будет возможна. Я имею в виду, прежде всего молодежь, среди которой сейчас преобладает аполитичность и апатия, и которая преимущественно занята борьбой за элементарное экономическое выживание. Следует также заметить, что любые либеральные эксперименты приводят к усугублению социально-экономического расслоения к чему общество, особенно после реформ 90-х гг., вряд ли готово вновь.

Трудно  отделаться от мысли, что для очередного успешного рывка России из трясины  многочисленных проблем необходим  общенациональный мобилизационный  проект. Но подразумевает ли это  власть и является ли либерализм ценностной основой для такого проекта? Не хочется ссылаться на очевидный исторический опыт России, ибо наше прошлое отвечает на этот вопрос «нет!». В том то и дело, что либерализм сегодня, разумеется, преломленный сквозь национально-культурную традицию («российский консерватизм»), так сказать, сдобренный и облагороженный ею, должен стать той идейной основой, на которой и будет созидаться наше общее будущее. К иным идейным посылам  ни власть, ни общество сегодня просто не готово. Это совсем не означает успех очередного планируемого исторического эксперимента. Гарантом любых социальных экспериментов может и должно стать общество,  которое к этому не готово. Опять остаются надежды на «доброго царя» и упование на то, что «сверху виднее»?   

В любом случае чрезвычайно отрадно, что верховная власть современной России не только отчетливо осознает, но и осмысленно декларирует крайне необходимые для страны идеи. При этом власть настойчиво старается вести с обществом заинтересованный диалог, что при правильной организации дела чрезвычайно полезно и что как раз и является признаком либерализма, а также способом созидания гражданского общества – главного гаранта успеха и полезности для простых людей любых государственных начинаний.

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Август 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Реклама


Реклама