Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Вторник, 7 Апрель 2009, 08:00 2659 1

Алексей Башканов: «Умный человек никогда не станет богатым»

Недавно в прессе появилась информация о том, что в Сыктывкаре существуют клубы для состоятельных жителей города - «Суперстерва» и «Суперсамец». Один из их основателей, психотерапевт Алексей Башканов рассказал корреспонденту «КомиОнлайна», чем занимаются его клиенты во время закрытых заседаний и вечеров отдыха.

Алексей Сергеевич, закрытые клубы «Суперстерва» и «Суперсамец» — ваш первый опыт в подобной «общественной работе»?

Нет. Я занимаюсь этим более 15 лет, и свой первый закрытый клуб создал еще в Усинске в начале 1990-х годов. Собирались в клубе, в основном, нефтяники, чиновники. Это происходило в пятницу-субботу, за что нас очень не любили наши жены. Мы надевали клубные пиджаки, и было все очень интересно и весело…

Каковы принципы существования подобных объединений?

Все закрытые клубы всегда создаются по двум основным идеям: первое — платный вход, второе — я хочу видеть только тех, кого хочу видеть.

В закрытом клубе всегда очень жесткие правила. Главное — здесь свой круг, предположим, десять человек, и если кто-то хочет привести своего хорошего приятеля или друга, должно быть не менее трех поручителей от членов клуба. Дело в том, что «закрытость» подразумевает определенную тайну, которой все объединены. А когда появляется чужой, при нем все напрягаются, или понимают, что он болтун или дешевка, общение в таком формате теряет смысл. Кроме того, закрытый клуб, в котором состоит более 30 человек, уже не клуб, а сборище людей, которым нечего делать.

В таком случае, какое количество людей определяет «закрытый» формат клуба?

Оптимальное количество членов в закрытом клубе — не больше 25. Дальше начинается разброд и шатания в группе, она становится трудноуправляемой. Кроме того, в закрытом клубе должен существовать определенный регламент: кого мы хотим видеть, кого не хотим, что мы делаем, а чего не делаем, и обязательно — программа.

Когда я создавал свои первые клубы, то сталкивался с тем, что клуб со временем начинал себя изживать. Ну, раз пообщались, два, три, а потом все превращается в банальную закрытую пьянку под лозунгом «ой, какие мы крутые!». Это очень быстро надоедало, поэтому мы стали проводить тематические встречи. К каждой серьезно готовились, нанимали аниматоров, или как раньше их называли, массовиков-затейников. Например, в Сыктывкаре в женский клуб на каждое заседание приглашаем кого-нибудь интересного. Члены клуба делают заказ — это может быть и член правительства, и экстрасенс, или гадалка, модельер или экономист. Волнуют их какие-либо вопросы, например, налоговые, все же в основном, руководители, — приглашаем налоговиков, юристов, аудиторов. Словом, сначала обязательно должна быть некая программа, а потом — «веселуха».

Как лидеру «закрытого движения» вам известно, когда в Сыктывкаре появились первые закрытые клубы?

Начнем с того, что понятие vip-персона и клубы для отдыха таких персон существовало всегда. Были руководители и подчиненные. И одному хочется выпить и пойти по девочкам, и другому. Когда это делает подчиненный — это норма, а когда делает руководитель — аморально. Поэтому руководители всегда уединялись, всегда были закрытые бани, дачи…

На моей памяти первым закрытым клубом в Сыктывкаре был знаменитый международный английский клуб «Львов», куда входили руководители самых крупных предприятий республики. Это было своего рода объединение промышленной элиты. Он просуществовал два года и плавно сдох к 2000 году, но было очень интересно.

Как связана организация клубов для vip-персон с вашей врачебной специальностью?

Я понял, что буду психотерапевтом в 19 лет, и свою деятельность строю вокруг психотерапии. Но мне не интересно заниматься чем-то одним. Лично я делю всех людей на спринтеров и стайеров. Спринтер — человек, который может пробежать короткую дистанцию. Быстро, красиво, интересно, а потом ему становится скучно, пока он не найдет следующую дистанцию, следующую короткую цель. Стайеры — люди, которые всю жизнь работают на одном предприятии, на одном заводе, в одном учреждении. Всю жизнь на одной должности — честно, добросовестно, не торопясь. Я за свою жизнь столько всего успел, что те, кто меня знает, удивляются, как у меня хватает времени и книги писать, и наукой заниматься, и тренинги вести. В 21 год я закончил институт, в 22 — был заведующим отделением, в 23 — заместителем главного врача в центральной райбольнице, в 24 — главным врачом крупнейшего в Коми предприятия «Комиартикойл». В 25 дет я стал самым молодым депутатом города, а в 26 руководил лечебным учреждением в Печоре… Административная работа мне нравилась до 33 лет, а потом я сделал себе подарок — написал заявление, и ушел из официальной медицины в науку. И в науке тоже достаточно быстро достиг определенных результатов, получил профессорское звание.

А дальше видно будет — надоест это, еще чем-нибудь займусь. В любом случае надо обязательно трудиться, делать что-то хорошее, и если это хорошее еще будет тебе нравиться — так это вообще супер! Я всегда говорю своим клиентам: ребята, вы выбрали себе профессию, и сделали самую большую ошибку в своей жизни. Вы должны были понять, чем вам интересно заниматься в жизни, какое у вас хобби, что вам нравится, и вокруг этого увлечения построить свою профессию. И тогда на работу бы ходили с удовольствием всю жизнь.

Чем все-таки вас привлекают vip-персоны?

Мне интересно общение с людьми, я не перестаю учиться у своих клиентов. В Америке существует знаменитый «Ротари-клаб», где действует простой принцип — самые богатые люди того или иногда города, где существует клуб, ежемесячно сбрасываются деньгами, и направляют их на социальные нужды. Но это не самое главное. Важно другое, они приглашают на каждое заседание члена правительства, который тоже, как правило, член «Ротари-клаба», и члены клуба получают, как мы говорим в России, «доступ к телу» чиновника, к которому трудно пробиться, но он способен решить много срочных вопросов. И на заседаниях «Ротари-клаба» решаются эти самые вопросы. И у нас на клубных заседаниях такое количество вопросов решается, что иногда «переговорщиков» приходится просто разгонять, когда они по углам начинают шушукаться под коньячок или под виски. Что называется, дорвались друг до друга.

Сколько сейчас в Сыктывкаре закрытых клубов?

Много, я знаю восемь. Четыре, где я участвую как президент клуба или как член правления, и существуют, по меньшей мере, еще четыре закрытых клуба, к которым я не имею отношения.

Меня интересуют клубы, к которым вы имеете отношение. Знаю про «Суперсамца» и «Суперстерву». Как называются еще два?

«Кентавры»…

А четвертый?

Достаточно. Прежде чем я тогда на встрече со СМИ упомянул о факте существования закрытых клубов, мы собрались у себя, и я спросил ребят: «ничего, если я вскользь?». Они сказали: «Ну, давай выйдем из подполья, вскользь, так вскользь». А вот в четвертом клубе я не спрашивал разрешения, и не имею права раскрывать их. Это вопрос этики, я сам устанавливал правила и не могу их нарушать.

С чего все это начиналось «Суперстерва»?

Вообще, это уже вторая «Суперстерва». Первая начиналась в 2004 году. У меня была одна очень хорошая знакомая дама, которая пришла и сказала: «Сергеич, чем бы нам с подругами заняться, нам скучно». Я сказал: «Девочки, давайте сделаем женский клубик». Давайте, сказали они. И вот мы с ней начали, пригласили одну, вторую, третью, пятую, создали актив, начали все делать достаточно серьезно, пока не допустили большую ошибку, вследствие чего клуб начал сам себя изживать. Причина в том, что были только «свои», а свои — это всегда грустно. Новых членов они не приглашали, а я не вмешивался. Им было очень комфортно первое время, и за полтора-два года клуб себя изжил, потому что «встал» — никто не приходил и не уходил. И тогда я создал другой клуб с таким же названием.

По какому принципу вы приглашаете суперстерв? Кроме наличия денег, конечно…

Первое — спринтерство, человек должен загораться идеями. Я прекрасно понимаю, что мы не в Англии, у нас нет клубных традиций, поэтому у нас такие объединения долго и не живут. Клубы могут жить, когда есть здание, помещение и прочее, в это надо вкладывать деньги. А деньги в клубы во всем мире вкладывают тогда, когда с жиру бесятся, когда есть пару лишних миллионов, то можно позаниматься и такими вещами. У нас такого нет. Вкладывать деньги в помещение только под клуб — какой смысл? А так мы собираемся, где хотим и когда хотим.

Вы отслеживаете, чтобы суперстервы были разными по психотипу?

Обязательно, всегда.

А у вас есть в клубе скромная суперстерва?

У нас практически все — либо первое, либо второе лицо в компании. Они стервы сами по себе. Но у меня в этом клубе есть две девочки — спокойные стервы, рационально-спокойные. Когда у нас начинаются споры по какому-нибудь поводу, они всегда вносят очень рациональное зерно и уравновешивают коллектив.

В клубе случаются конфликты или вы идеально подбираете членов?

Так подобрать — только в книжках пишут. Это очень сложно. Принцип тот же — три человека, которые должны порекомендовать четвертого и чтобы клуб был согласен. А у женщин это серьезно, это труба. Самое сложное в клубе — это прием новых членов.

Суперсамцы отличаются от женщин-лидеров?

Я заметил, что vipы, по большому счету, почти унисекс. Если это женщина — то она еще не мужчина, но уже не женщина, а vipы-мужики — еще мужчины, но почти уже женщины. Они истерят точно также же, взбалмошны, достаточно сложно с ними.

Я объясню, почему не все становятся богатыми. Есть такое выражение — «если ты такой умный, почему ты такой бедный». Так вот все очень просто. Представьте, есть остров, на котором пальма, на острове живет человечек, ему комфортно и хорошо. Но он знает, что где-то есть остров, на котором три пальмы, и там еще больше бананов, еще больше воды. И на этом острове тоже живут люди. Между двумя островами океан, а в нем плавают акулы. Умный человек останется на своем острове, ему все понятно и всего достаточно. Человек не совсем умный, или как мы говорим, азартный, или агрессивный, авантюрный кинется в воду и поплывет к большому острову. И так с нескольких островов люди кидаются к большому острову. Половину из них съедают акулы, вот почему так много памятников на кладбищах: бизнес не получается, сжирают более крупные предприниматели, неправильно пишут бизнес-план. Но один кто-то все-таки пробивается! Но мало же пробиться через акул, ему же теперь надо замочить всех тех, кто живет на острове. И он становится криминальным. Не верьте, когда говорят, что крупный бизнес — не криминал, это всегда криминал. Люди, которые говорят, что они достигли высот и «ничего не было», — почти всегда врут.

И вот этот человечек наконец-то на большом острове, у него три пальмы, Мерседес, все замечательно. Но где-то есть остров, где еще больше пальм! Не правда ли, все это напоминает историю, про одного мальчика, который украл первые четыре состава с нефтью. Почему умный человек никогда не будет богатым? Он никогда не кинется туда, где акулы.

По вашему опыту, богатые — гармоничные люди?

Очень авантюрные люди с огромным количеством комплексов. Они никому не доверяют, это закрытые типажи. Сегодня о них бытует такая «сказка», что все бабы кинулись на поиски богатых мужей. А это такая дурка! Покажите мне богатого мужика, который был бы щедрым.

Как психотерапевт я знаю, что чем мужик богаче, тем он жмотистее. Жмот будет забирать и отнимать все, что подарил, а если не заберет, так сделает так, что отправит на тот свет или еще что-то. Скажу больше, судя по мужскому клубу, 80 процентов богатых мужиков — либо разведены, либо еще не женились. Когда деньги падают с неба, их дают папа или мама, подарить бриллиантовое колье — ерунда, а если человек своим горбом заработал, он десять раз подумает, подарить или нет?

Женщина во власти — это хорошо или плохо?

Для меня как для семейного психотерапевта, самое главное — семья. Если мама руководитель, ей некогда заниматься воспитанием ребенка, она становится добытчиком. Через некоторое время ей становится неинтересен папа, она изменяет папе, дети это видят. Начинаются разводы, дети и так никому не нужны были, а после развода тем более. Беда? Беда.

В свое время придумали презерватив, и это привело к разрушению семьи. Раньше мужики боялись венерических заболеваний и изменяли мало. С появлением презерватива стали изменять много, перестали бояться, забывая, что это не противовенерическое, а противозачаточное средство. Поэтому сегодня рост отмечается венерических заболеваний. Этот как взмах крыла бабочки, который приводит к урагану. Казалось бы презерватив — хорошая вещь, а какое огромное количество негативных последствий.

На ваш взгляд, каковы перспективы брачных отношений?

Я постоянно слышу от женщин: я не хочу больше замуж. Зачем ей сегодня замуж, если она сама себя может содержать. Но я абсолютно уверен в институте брака — семья была и будет. Должно подождать лет десять-пятнадцать, проедет этот период, когда женщины хотят побыть одни.

Любовь состоит из четырех компонентов — доверия, заботы, уважения и секса. Как только заканчивается один из этих четырех составляющих, заканчивается и любовь. Я очень не люблю вопросов: сколько длиться любовь — месяц, два, год? Чушь собачья. Как только ушло уважение или доверие, все — ушла и любовь. Я в этом случае всегда говорю своим девочкам и мальчикам: разводитесь, любовь кончилась.

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Июль 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Реклама


Реклама