Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Среда, 11 Октябрь 2006, 08:23 1240 1

Выдержки из интервью главы Минпромэнерго Коми Николая Герасимова

О приоритетных инвестиционных проектах Коми в интервью агентству «Бизнес-Новости РК» рассказал министр промышленности и энергетики республики Николай Герасимов. «КомиОнлайн» приводит выдержки из интервью.

- Сейчас самая, пожалуй, модная и масштабная тема — газ. Тем более, по территории Коми пройдет участок газопровода Ямал — Европа.

Да, для республики это будет главный инвестиционный проект в ближайшие 50 лет, если не во всем столетии. Транзит сулит очень хорошие перспективы с точки зрения поступлений в бюджет и появления дополнительных рабочих мест. Намечающийся в стране газовый дефицит — 40-50 миллиардов кубометров — можно восполнить только за счет Ямала. На подписании соглашения с «Газпромом» о газификации республики Алексей Миллер (председатель правления «Газпрома» — БНКоми) сообщил, что в ближайшее время он подпишет документы о начале строительства.

Борьба за то, по территории какого региона пройдет газопровод, шла очень жестко. До последнего момента рассматривался и другой вариант, который предполагал прохождение трассы по восточному склону Полярного Урала, где находятся основные ветки действующего газопровода. Его поддерживал, например, губернатор Ямало-Ненецкого округа Юрий Неелов. Могу сказать, мы только в октябре прошлого года вздохнули спокойно. На то, что в конечном счете был принят выгодный для нас вариант, повлияла и протяженность — газопровод оказался на 600 километров короче, и, соответственно, его строительство обойдется дешевле.

Давайте пойдем «в лес». Здесь главная тема — целлюлозно-бумажный комбинат на Удоре. В этом году ЦБК попал в федеральную целевую программу «Развитие лесопромышленного комплекса». Как сейчас идут поиски стратегического инвестора?

Не будем опережать события, программа находится пока в конечной стадии разработки. Примерно с середины июля мы ведем достаточно плодотворные переговоры с «Внешторгбанком», заинтересовавшимся всеми аспектами строительства комбината и имеющим необходимые финансовые ресурсы для реализации этого проекта. ВТБ заявил о готовности выделить средства в рамках проектного финансирования. Помимо стратегического инвестора — ВТБ — предполагается привлечение нескольких соинвесторов и создание дирекции по реализации строительства ЦБК с наблюдательным советом. Дирекция выберет на конкурсе генерального подрядчика — инжиниринговую фирму, обязательно с Запада. Определенные переговоры на этот счет ведутся со скандинавами, которые имеют опыт такой работы, с канадской компанией Sandwell (в свое время она разработала проект реконструкции Неманского ЦБК в Калининградской области — БНКоми). Sandwell, допустим, недавно построила завод на Филиппинах. Выбранная компания возьмет на себя обязательства построить объект «под ключ» и даст все гарантии.

Под ЦБК нужно будет проводить газ, строить энергомощности на уровне 100-120 МВт, чтобы обеспечить всю инфраструктуру. Энергетическую оценку проекта и всего района Удоры ведет государственная компания «Росгазификация», в ближайшие пару недель она должна дать заключение о необходимых для района объемах мощностей и войти в проект.

Я думаю, с формированием пула инвесторов мы определимся до конца октября. Есть интерес от финнов, компании UPM — одного из мировых лидеров на рынке бумажной продукции, — есть предложения от фирм из США, Германии, Швейцарии.

- Вы имеете в виду в том числе швейцарскую Hidalgo?

Да, у нее достаточно давний интерес к нашему проекту. Они изучали возможность стать самостоятельным инвестором, шли своей тропой и в конечном варианте тоже вышли на «Внешторгбанк».

- А почему остановились именно на «Внешторгбанке»?

Я думаю, для него этот проект — определенное поручение правительства России. Сейчас выстроена государственная политика развития лесной отрасли, все помнят совещание в Сыктывкаре с участием президента России.

- В чем, по вашему мнению, причины отказа Stora Enso, которая еще недавно считалась главным претендентом на участие в строительстве?

Для потенциальных инвесторов базовыми являются экономические причины. Когда владельцы «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК» обсуждали в рамках проекта «Дракон» увеличение объема выпуска целлюлозы вдвое, они столкнулись с тем, что построить завод в Южной Америке — например, в Бразилии, где у Stora Enso свое производство, или Чили — примерно на 150-170 миллионов долларов дешевле, чем в России. Только потому, что импортные пошлины, взимающиеся у нас на оборудование, которое не производится в России, там отсутствуют. Видимо, эти мотивы тоже повлияли на решение скандинавской компании. Хотя нам Stora Enso причин отказа вообще не называла, просто отошла в сторону. Это ее право выбора, она предпочла пойти в Южную Америку. Мы достаточно плотно с ней работали, она провела оценку лесного фонда на предмет его достаточности для объемов ЦБК.

- Строительство комбината обойдется почти в 1 миллиард долларов. Какая доля акций может достаться республике?

Честно говоря, я считаю, что власти регионального уровня должны минимизировать свое присутствие в подобных проектах. Им проще находиться вне бизнеса, создавать возможности для эффективных воплощений этих проектов в жизнь и за счет выплачиваемых компаниями налогов получать достойный бюджет на развитие региона.

- Не возникнет жесткая конкуренция с Сыктывкарским ЛПК, ведь проект «Дракон» никто не отменял?

Нет. Сегодня годовой объем лесозаготовок — 6,5 миллионов кубометров, из них 3 миллиона поступает на глубокую переработку на Сыктывкарский ЛПК. «Драконом» предусматривается увеличение переработки до 7 миллионов. Оптимальная расчетная лесосека — показатели, на которые мы намерены выйти — 13-15 миллионов кубов. Мощности Удорского ЦБК рассчитаны на переработку 3,5 миллионов и производства 500 тысяч целлюлозы в год. Даже с учетом перспективы строительства Троицко-Печорского целлюлозно-бумажного комбината глубокой конкуренции не возникнет.

- Что, кстати, слышно о «Драконе»?

О чем-то определенном можно будет говорить после того, как группа Mondi (собственник Сыктывкарского ЛПК — БНКоми) проведет IPO. По крайней мере, когда проект «Дракон» обсуждался, из всех возможных площадок для наращивания производства акционеры группы отдали предпочтение Сыктывкару.

- Когда начнется финансирование удорского комбината в рамках федеральной программы?

Если до конца года она будет утверждена правительством РФ, то с 2008 года. Средства частных инвесторов, конечно, более «быстрые», скажем так. Целевая программа подразумевает, что из российского бюджета будет покрыто порядка 15-20% инфраструктурных расходов. Это хорошее подспорье. К концу года программа должна быть разработана и затем утверждена правительством России.

Мы очень правильно и грамотно поступили, подготовив за счет бюджета республики инвестиционный проект, пройдя с ним все стадии — от общественных слушаний до экологической экспертизы, — и подготовив пакет документов, которые можно предлагать инвесторам.

Проект на Удоре особенно принципиален, поскольку он поможет разрешить проблемы всей лесной отрасли. Сегодня сотни тысяч кубов баланса, годного только для производства целлюлозы, пропадает даром и просто оставляется в лесах.

- Троицко-Печорский проект не предполагали тоже включить в программу?

«Пробить» два проекта из одного региона очень сложно, проще и реальнее закрепиться с одним. На попадание в федеральный список было много желающих. В первоначальном варианте программы значилось около 150 промышленных объектов, после корректировки заявок, в конце июля, осталось только 35-40, а в окончательном виде останется только 14-20.

- Желающие вложиться в Троицко-Печорский комбинат уже нашлись?

В сентябре во время проведения лесного форума, в Москве, ко мне обращались заинтересовавшиеся проектом бизнесмены из Германии, которые сейчас намерены принять участие в строительстве Нейского ЦБК в Костромской области. Пока мы провели только предварительные переговоры, на уровне бизнес-идеи и декларации о намерениях. О чем-то более конкретном говорить рано. Сейчас они изучают переданные им документы.

- В ноябре должен пройти аукцион по продаже федерального пакета акций «Интаугля». Вы не раз говорили, что поскольку у компании крупные долги — более 3 миллиардов рублей, — эту долю никто не выкупит. Ваше мнение не изменилось?

Нет. Мое личное мнение — аукцион снова не состоится. Его пытаются провести уже в третий раз. Предприятие «Интауголь» фактически является банкротом. Есть два пути: либо государство списывает висящие на «Интаугле» долги (а это невозможно), либо компания признается банкротом и ликвидируется. Мы еще в апреле предлагали на совещании в Федеральном агентстве по управлению федеральным имуществом не терять время и готовить компанию к ликвидации. Но предприятие уже стояло в плане приватизации, и поэтому нужно было проводить аукцион.

- Вы, кроме того, заявляли о необходимости сохранить после ликвидации «Интаугля» его «здоровое ядро». Что подразумевается под «ядром»?

Активы на базе шахты «Интинская». Это современное, работающее предприятие с обогатительным комплексом, которое в состоянии ежегодно добывать 3 миллиона тонн угля и сохранять рентабельность. Запасов «Интинской» в существующих пластах хватит на 10-15 лет. Нужно будет провести отдельную оценку активов шахты, создать на их базе новое акционерное общество и выставить пакет на торги.

Шахта «Восточная», напротив, практически выработала свой ресурс и подлежит закрытию. Она продолжит работу до февраля будущего года — этим сроком у нее, собственно, и ограничена лицензия. Сейчас уже ведется демонтаж отдельных узлов, не задействованных в производстве.

- Российский фонд федерального имущества оценил продаваемый пакет «Интаугля» в 35 миллионов рублей. Вы согласны с такой оценкой?

Вопрос стоимости всегда несколько неоднозначный. Лично я продал бы этот пакет за 1 рубль. В прошлом году имущество «Интаугля» арестовывалось несколько раз, налоговые инспекции подавали на банкротство. Мы обращались в федеральную налоговую службу и просили отменить эти решения, убеждая, что 60% акций компании принадлежат государству, и проблема с долгами вскоре будет решена. А если вы завтра выкупите предприятие, уже послезавтра у вас будут сидеть налоговики всех уровней и требовать найти, не взирая ни на что, 4 миллиарда в кармане и расплатиться. При таком количестве долгов «Интауголь» — не покупаемое предприятие.

- Слияние СУАЛа, «Русала» и Glencore может отразиться на планах строительства глиноземного завода — ускорить их или, наоборот, замедлить? К тому же еще актуален проект строительства и алюминиевого завода — во всяком случае, об отказе от него СУАЛ официально не объявлял.

Я бы пока не хотел загадывать. С СУАЛом у нас сложилось полное взаимопонимание, а с топ-менеджерами «Русала» просто пока не было встреч.

- Вернувшись в прошлом году из Лондона с форума Россия — Евросоюз, вы сообщили о планах вложиться в угольную добычу со стороны английской инвестиционной компании Cambrian Mining. Что-то получается?

Ее заинтересовали вложения в разработку усинских угольных месторождений. Там запасы хороших, жирных коксующихся углей — 1 миллиард 400 миллионов тонн. По сути, это единственный оставшийся свободным и нераспределенным крупный фонд в европейской части России. Потом Cambrian Mining на какое-то время пропала из виду, но в сентябре появилась снова и заявила о намерении вернуться к этой идее.

Один из усинских участков летом уже выставлялся на торги в Сыктывкаре. На них подавали заявки два предприятия «Северстали», в том числе «Воркутауголь», но в итоге так и не участвовали. Аукцион был признан несостоявшимся.

Просто тогда перед торгами Герман Греф озвучил новость о начале строительства железной дороги к уникальному месторождению в Туве с запасами 3 миллиарда тонн, и все компании сразу переключили все свое внимание туда.

Видимо, в первой половине будущего года торги по усинским месторождениям будут объявлены снова. Этими запасами заинтересовалась, кроме того, и крупная металлургическая компания из Латинской Америки. В скором времени мы обсудим возможное сотрудничество с ее специалистами. Пока я бы не хотел опережать события.

- Среди других намечающихся заметных инвестиционных проектов значатся, кроме того, строительство комбината стоимостью 300 миллионов долларов по переработке титановой руды на Яреге (им собирается заняться компания «ЯрегаРуда») и газоперерабатывающего завода под Интой, которым заинтересовалась Synttech Group — компания бывшего первого заместителя главы РК Николая Левицкого. Самый же «свежий» проект с участием зарубежного капитала — видимо, сланцевый?

Да, на прошлой неделе прошли переговоры с индийской компанией Oswal Chemicals & Fertilizers. Они узнали, что у нас есть большие запасы горючих сланцев, и их представитель приезжал сюда. Буквально в прошлую пятницу мы подписали соглашение о намерениях. Индийцы собираются провести геологоразведку и построить в Удорском районе комбинат по добыче и переработке сланца. С республиканской стороны соглашение подписали я, Александр Сегаль (руководитель Территориального управления по недропользованию — БНКоми) и Александр Боровинских (министр природных ресурсов и охраны окружающей среды — БНКоми). Посмотрим. Мы договорились, что подготовим все документы, чтобы выставить эти участки на аукцион.

Что касается титанового проекта — он действительно может стать одним из самых значимых, сейчас он должен получить положительное заключение государственной экологической экспертизы. Планы же Synttech Group вполне амбициозные

- Все напрямую связано с добычей природных ресурсов. На федеральном же уровне постоянно звучат тезисы, что нужно диверсифицировать экономику, развивая массу других отраслей промышленности. В Коми такой поворот реален?

Мне задают подобные вопросы. Говорят, что надо избрать инновационный путь развития, развивать новые технологии, туристическую отрасль и т.д. Конечно, я ничего не имею против, если начнут активно развиваться все сферы экономики. Но, мне кажется, это дело других регионов. Не нужно питать иллюзий, что мы быстро пересядем из одного вида транспорта в другой и отправимся в счастливое будущее. Богатая природными ресурсами Республика Коми всегда была сырьевым регионом России. Это одна из принципиальных позиций. Вторая — с учетом того, что мы — сырьевой регион, наша стратегическая задача — довести первичный продукт до стадии максимально более глубокой переработки. Если это газ, то должна быть переработка в сжиженный газ, если бокситы, то в глинозем и алюминий, если нефть, то в бензин и т.д. При соблюдении этих принципов мы и сможем обеспечить развитие республики и, значит, повышение уровня жизни ее жителей.

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Сентябрь 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Реклама


Реклама