Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Среда, 5 Август 2009, 14:19 8617 1

Интервью первого вице-президента Союза промышленников, предпринимателей и работодателей Коми Владимира Липатникова агентству «КомиОнлайн»

Непростая ситуация, сложившаяся в экономике России в связи с мировым финансовым кризисом, оказывает влияние на состояние бизнеса и занятости в Коми. О проблемах региональной экономики и путях преодоления кризисных явлений корреспондент «КомиОнлайна» побеседовал с руководителем крупнейшей организации промышленников республики Владимиром Липатниковым.

Владимир Иванович, какую силу представляет собой сегодня возглавляемый вами Союз?

На сегодня Союз промышленников, предпринимателей и работодателей Коми (СППР) насчитывает в своем составе 744 члена, в том числе 86 предприятий и организаций входят в наш Союз напрямую, еще 658 – через ассоциированные организации. Только в этом году в ряды СППР вошли еще 4 предприятия.

Хочу отметить, мы не ставим специально задачу объединить всех и вся. Тем не менее, предприятия-члены СППР производят более 80 процентов объема промышленной продукции, создаваемой на территории республики.

Союз возглавляет глава республики Владимир Торлопов. Одно это показывает уровень взаимодействия промышленников Коми с правительством региона. У нас действует многолетняя традиция, согласно которой правительство и Государственный Совет Коми перед принятием экономических решений в виде законов и указов главы республики обязательно консультируются с СППР. Мы проводим экспертизу всех готовящихся в этой связи документов, проектов решений, законопроектов. Это большая и продуктивная работа.

Мы также участвуем в работе трехсторонней комиссии по урегулированию социально-трудовых отношений. Это отдельное серьезное направление нашей деятельности.

Какая, на ваш взгляд, проблема объединяет сегодня все промышленные предприятия Коми?

Как известно, у больших, средних и малых предприятий проблемы разные, и каждый руководитель справляется с ними по-своему. Однако сегодня все без исключения предприятия региона объединяет одна общая проблема – глобальный экономический кризис, который оказывает на нас свое влияние.

Говоря более конкретно, речь идет о проблемах ликвидности для предприятий: резко сузились возможности кредитования, предприятиям не хватает оборотных средств.

Понятно, что кризис переживут не все. Какие меры, которые сейчас предлагаются правительством России, по вашему мнению, наиболее эффективно могут помочь выйти предприятиям из коллапса?

Те меры, которые реализуют правительство России и – на уровне региона – правительство Коми, на наш взгляд, позволяют сгладить глубину экономического кризиса, пережить его с минимальными потерями.

Экономисты сегодня ломают копья, обсуждая плюсы и минусы сценариев, предполагающих массовое банкротство предприятий или их национализацию. На мой взгляд, наиболее оптимальным вариантом является реструктуризация долгов предприятий. И только в том случае, если обязательства предприятий не будут выполняться их руководством, возможна их частичная национализация в надежде на то, что положение будет со временем выправляться. Запуск механизма банкротства является самым последним средством, к которому можно прибегать.

Многие экономисты и аналитики упрекают правительство России, которое, по их мнению, выдало большие кредиты банкам для поддержки реального сектора экономики осенью прошлого года – но эти деньги до предприятий не дошли.

Вряд ли стоит критиковать руководство страны и крупные банки по этому поводу. Во-первых, это были кредиты, которые кредитным учреждениям все равно предстоит вернуть Центральному банку РФ. Во-вторых, коммерческие банки не могут просто так вбухивать средства в предприятия, не имея определенных гарантий их возврата. Представьте, что банк даст кредит заводу, который будет просто «проеден». Через некоторое время предприятие все равно встанет, а конкурсный управляющий предложит банку забирать в возмещение кредита старое оборудование, которое финансовому институту совершенно не нужно… Предприятия должны активно улучшать свои производственные и финансовые показатели, чтобы банки были заинтересованы сотрудничать с ними.

Прямая поддержка предприятий целесообразна, если сохраняется спрос на их продукцию или можно ожидать его восстановления до наступления срока возврата выделенных государством средств. Предоставление господдержки должно быть обусловлено наличием четких программ проведения модернизации предприятий, сокращения неэффективных расходов.

Сейчас государство старается поддержать крупные, так называемые системообразующие компании, требуя от них план финансового оздоровления и модернизации производства. Вам знакомы подобные планы по предприятиям на территории Коми?

Да, этот подход имеет право на существование, ведь от градообразующих предприятий зачастую зависит жизнь целых городов и поселков. В нашей республике есть уже два примера его реализации: государство пошло на поддержку Жешартского фанерного комбината и Княжпогостского завода ДВП. В том и другом случае речь идет о достаточно крупных по масштабам республики производствах, тысячах работников и еще большем количестве людей, занятых в других отраслях. Обращение к процедурам банкротства позволило перевести предприятия на режим, в котором они смогут постепенно восстановить объемы производства и рассчитаться с накопившимися долгами. Но это, подчеркну, крайняя мера.

Какой вариант выхода из сложившейся ситуации может предложить возглавляемый вами Союз?

Главный путь вывода экономики из кризиса мне видится в поддержке предприятий, облегчения их финансового положения. Но при этом сами предприятия не должны стоять на месте, продолжая эксплуатировать морально устаревшее оборудование. На старой базе из кризиса не выйдешь более сильным и успешным, обязательно должны решаться вопросы внедрения новых технологий в производство.

В чем причины всех бед нынешней российской экономики? Дело в том, что с начала 90-х годов прошлого века ее переориентировали на экспорт. Учитывая, что наше отечественное машиностроение и тогда уступало зарубежным конкурентам, получилось так, что страна превратилась, по сути, в сырьевой придаток более развитых экономик мира. Россия экспортирует углеводороды, металлы, лес. А ведь еще знаменитый ученый Дмитрий Менделеев говорил, что просто сжигать сырую нефть – это все равно, что топить печку ассигнациями…

Сейчас экономисты в связи с кризисом вспомнили, что надо ориентироваться на внутренний рынок. Посмотрите на предметы вокруг себя – зажигалки, авторучки, аксессуары, одежда, обувь, бытовая химия – в подавляющем большинстве все это произведено в Китае, Турции, Пакистане и других странах. Почему нельзя наладить производство аналогичной продукции в России? Конечно, нельзя отказываться от импорта тех важнейших видов товаров, которые мы пока не в состоянии производить сами, но поощрение собственного производства даст новые рабочие места и решит проблемы с занятостью для многих россиян.

В массовом сознании утвердился стереотип, согласно которому российские предприятия не способны производить качественные товары…

Помните знаменитую инициативу Бориса Немцова, тогда занимавшего пост вице-премьера российского правительства, пересадить всех чиновников на «волги»? Из этой затеи ничего не вышло, потому что наш автопром до сих пор не научился выпускать приличную продукцию. Я помню, например, самые первые «Жигули» начала 70-х годов XX века – «копейки», «трешки»… С тех пор, хотя прошло почти 40 лет, практически ничего не изменилось. Нет ни кондиционеров, ни подогрева сидений… Я уж не говорю про кузов и все остальное. Признаюсь, когда я купил иномарку, желание снова садиться за руль отечественной машины пропало начисто.

И все же я верю, что российская перерабатывающая промышленность выйдет на новый уровень. Да, на это понадобится какое-то время. Но в ситуации, когда рядом будут стоять «форд», «тойота» и отечественный автомобиль – лишь немного хуже по своим характеристикам, зато значительно дешевле – потребитель будет выбирать именно последний вариант.

Нужна определенная политическая воля для того, чтобы поддержать инновационные технологии в производстве. Например, на базе недостроенного в советское время завода «Орбита» в Сыктывкаре лет десять назад организовали производство синтетических алмазов для промышленности. Все бы хорошо, но потребители – крупные сырьедобывающие организации решили, что проще закупать такую продукцию за границей. В результате производство в Сыктывкаре приказало долго жить, а ведь могли бы работать на благо российской экономики.

Последние инициативы руководителей страны показывают, что такая воля существует. Пример господдержки нанотехнологий и других направлений инновационного развития говорит о том, что будущее России определят новые высокотехнологичные отрасли.

Существуют ли примеры успешной модернизации промышленного производства в Коми?

Кризис притормозил многие начинания, но дальновидные руководители стремятся перестроить производство так, чтобы повысить производительность труда и качество выпускаемой продукции – только так можно добиться сегодня успеха на рынке. Возьмем, например, проект «Степ», который реализует «Монди СЛПК». Это огромный проект с инвестициями в размере полмиллиарда евро, которые позволят существенно обновить и расширить производство. Инвесторы понимают, что вложенные средства вернутся и будут приносить прибыль и в дальнейшем.

Напомню, что тот же Княжпогостский завод ДВП в свое время справился с последствиями кризиса 1998 года, наладив новое производство востребованной на рынке продукции.

Как в сегодняшних реалиях вы оцениваете перспективы частно-государственного партнерства?

Безусловно, такое партнерство надо всячески развивать. Интересы государства и частных собственников бизнеса и предприятий должны совпадать при решении основополагающих задач, стоящих перед экономикой и обществом в целом.

Вместе с тем хочу отметить, что, несмотря на кризис, понятие социальной ответственности бизнеса никуда не ушло. Так, на многих предприятиях-членах СППР продолжают действовать целые программы социального партнерства. Между работниками и работодателями заключаются соглашения, в которых прописываются условия оплаты труда, социальный пакет.

Насколько волнует ситуация на рынке труда работодателей республики?

В Коми, как и по всей России, в последние годы сложилась противоречивая ситуация: с одной стороны, есть безработица, с другой – несмотря на кризис имеются вакантные места на предприятиях. Сегодня невозможно найти токаря высокой квалификации, который мог бы работать на станке с числовым программным управлением, высококвалифицированного газоэлектросварщика – и этот перечень рабочих специальностей можно продолжать чуть ли не до бесконечности. Сегодня нужны инженеры-механики, инженеры-электрики – а молодежь стремится в вузы на специальности юристов и экономистов. Куда потом они пойдут трудиться после окончания учебы?.. Более того, упало качество преподавания технических профессий. Недавно я беседовал с молодым выпускником одного из технических вузов и в качестве небольшой проверки знаний дал ему задачу рассчитать силу нагрузки на опорные точки конструкции. Это был материал, который я запомнил со своих студенческих лет, а этот парень, родившийся уже после того, как я окончил вуз, не смог решить типовую задачу.

В республике закрыли ряд ПТУ, которые готовили нужные региону кадры. Вообще система профессионально-технического образования нуждается в реанимации. Крупные предприятия – такие как «Монди СЛПК», «Газпром» давно поняли это и сами помогают училищам, техникумам и институтам в совершенствовании учебных программ, чтобы получать подготовленные кадры работников. К сожалению, средние и мелкие предприятия не могут последовать этому примеру, поэтому мы рассчитываем на поддержку правительства Коми в решении этого вопроса.

Беседовал Юрий Попов

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Июль 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Реклама


Реклама