Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Среда, 26 Май 2010, 10:12 3828 0

Спасать коми язык от статуса «этнографического зоопарка» в Сыктывкаре хотят концепцией

Министерство образования Коми до конца 2010 года разработает концепцию непрерывного национального образования. Об этом заявила заместитель министра Наталья Студиград на совместном заседании комитета Государственного Совета Коми по социальным вопросам и постоянной комиссии республиканского парламента по вопросам национальной политики 25 мая.

Представительное заседание, посвященное поиску путей сохранения и развития коми языка, собрало депутатов Госсовета, представителей органов исполнительной власти республики, ученых, общественников, авторов учебных пособий. Как отметила на открытии встречи председатель «национальной» комиссии Госсовета Вера Скоробогатова, после подведения итогов Года коми языка, который прошел в 2009 году, «нам всем казалось, что мы увидели хорошие результаты: молодежь стала больше говорить на коми языке, но это субъективные ощущения. По данным мониторинга министерства национальной политики республики, 40 процентов из числа опрошенных отметили, что за последние год-два на коми языке стали говорить меньше, 32 процента сообщили, что ситуация не изменилась. Каждый второй видит опасность для коми народа потерять самобытность. Существует сегодня тенденция перехода школ с преподаванием коми языка, как родного, на преподавание коми языка, как неродного».

Нелегкая миссия отчета за действия минобраза региона выпала профильному заму Н.Студиград. Перечислив достижения системы национального компонента образования в республике, она сообщила, что наметился рост количества детей, изучающих коми язык – с 36 процентов в 2008/2009 учебном году до 38 процентов в 2009/2010. В абсолютных цифрах, впрочем, произошло сокращение – с 35,6 тысячи учеников до 34 тысяч, а количество изучающих коми язык как родной упало с 6,9 тысячи человек до 6,2 (изучающих как неродной практически не изменилось). По мнению чиновника, это связано с общим демографическим провалом: численность школьников в Коми в целом сократилась со 102,3 тысячи человек в 2007/2008 учебном году до 95,5 тысячи в 2009/2010, а численность сельских учеников – с 37,4 тысячи до 32,2. Закрыто 12 школ с преподаванием коми языка, по ее словам, это связано с невозможностью их сохранения в принципе из-за малочисленности учеников. В ближайшие годы будут построены шесть новых школ и школ-садов в селах коми глубинки: Мадже и Важкурье Корткеросского района, Ягкедж и Мыелдино Усть-Куломского, Палауз Сысольского и Мозындор Удорского.

Замминистра признала, что не во всех районах республики местные власти выполняют постановление правительства региона №241 о начислении 15-процентной надбавки к окладу педагогам за использование коми языка. Педагогических кадров не хватает. Примерно 60 процентов учебников коми языка являются устаревшими.

Выслушав привычный перечень цифр, в «бой» ринулся заместитель директор Института языка, литературы и истории Коми научного центра, член Общественной палаты Коми Александр Попов. Первым делом он поинтересовался: будет ли создан в составе минобраза отдел национальных школ, который согласно рекомендациям предшествующих заседаний и должен будет взвалить на себя ношу спасения коми образования. «На сегодня есть отдел школ и республиканский институт развития образования – такой тандем позволит решить этот вопрос», - озвучила позицию ведомства Н.Студиград. «В минобразе такой отдел не будет создаваться?» - пришла на помощь ученому председатель комитета Госсовета по социальной политике Ольга Савастьянова. «Не предполагается создание такого отдела», - с потухшим взором ответила замминистра.

Проблему отсутствия групп по уровню изучения коми языка в классах подняла главный редактор журнала «АРТ» Галина Бутырева. «Ведь для изучения английского, французского языков классы делят. А на коми язык надо, оказывается, 10 миллионов рублей, чтобы обеспечить это разделение. Как только люди слышат, что тут нужны деньги, вопрос закрывается», - обрисовала она еще одну проблему. «Такое деление классов – компетенция муниципальных органов», - попыталась найти «виновных» Н.Студиград. Причем, по ее же словам, этот вопрос обсуждается в течение последних семи лет. «Это очень долго – семь лет, мы потеряли два поколения начальных классов, - сдержанно негодовала негромким голосом Г.Бутырева. – А вот еще проблема: почему одна из программ называется «коми язык как неродной»? В этом названии уже негатив заключен. Вы заставляете ребенка отрекаться от коми отца и матери. Замените название на «коми язык как государственный». «Тут есть нюанс: коми язык как родной - тоже государственный», - стоически защищалась замминистра.

«Дело крайне плохое, - снова взял слово А.Попов. – Еще пять лет пройдет, и будет зоопарк этнографический. Коми язык идет в качестве фона. Это больше напоминает концертный вид на сцене – там будут петь, танцевать, в Интернете будет что-то крутиться… Задача не плакать, а четко решить проблему. Закон [о госязыках Коми. – прим. ред.] есть прекрасный, нужны подзаконные акты. В Татарстане они почему-то есть, в Башкортостане, в Чувашии, а у нас – нет. Как была уничтожена коми национальная школа? А ведь это единственное место, где культивируются нормы литературного языка. В СССР в 1957 году был принят закон, согласно которому родители могли выбрать школу с языком обучения. Верховный Совет Коми АССР в 1959 году продублировал этот закон – и началась цепная реакция! Родители выбирали школу с русским языком обучения, даже отказывались от изучения коми языка как предмета. Все ушло на самотек, и сейчас тоже самотек. Должна быть политическая воля, и она должна идти из министерства образования. Никто не скажет, что это национализм. Одно дело – кричать «власть коми народу!», на это я сам скажу «Ого-го!». Но если коми язык изо всех сил не поднимать, он вымрет».

По вопросу популярности коми языка и позиции родителей с ученым согласился депутат Госсовета Василий Попов. «Наша республика должна кардинально изменить внутреннюю национальную политику, чтобы коми язык был одним из доминирующих и имел практическое применение в повседневной жизни», - сделал яркое заявление парламентарий.

«Почему в соседней Кировской области в татарских селах есть национальные школы до среднего звена, а у нас нет коми национальной школы? - недоумевал завотделом языка и фольклора ИЯЛИ КНЦ Евгений Цыпанов. – Концепция ваша лукава: национальную школу можно считать и английской, и русской, и коми – все языки будут представлены от класса к классу. В вузах и ссузах Коми не преподается коми язык. В Эжве в школе милиции не даются знания коми языка, а английского даются – неужели они так нужны в оперативной работе в нашей республике?».

Еще один пример привела Г.Бутырева: по ее словам, в Удмуртском университете на 8 факультетах преподают язык коренного народа, тогда как в Сыктывкарском госуниверситете его изучают лишь профильные филологи, а финно-угорский факультет был ликвидирован несколько лет назад. «Везде открывают факультеты и институты, а у нас закрывают», - с грустью констатировала она.

С политическим заявлением выступил депутат Госсовета от партии «Справедливая Россия» Сергей Катунин. По его словам, фракция «эсеров» в Госсовете направила письмо главе республики с предложением возродить подход к кадровой политике, который существовал в советское время, когда в органах власти всегда присутствовали представители титульной нации. «А у нас Степан Игнатов единственный работал [коми, занимал пост главы представительства Коми при президенте РФ. – прим. ред.] – и его «ликвидировали», - напомнил депутат.

Первый заместитель председателя Госсовета Валерий Марков раскритиковал «скромную» позицию минобраза. «Школа не сама по себе принимает решение об учебной программе, у нее есть учредитель – муниципальная власть. Безусловно, общественное мнение влияет на власть, но в чем функция министерства образования? Оно должно создать мнение руководителей власти, учебных заведений, чтобы выполнялась государственная задача», - подчеркнул он. Также он придрался к цифрам, озвученным представителями минобраза и миннаца региона: «Цифры – красивые. Но смотрите: в 2009 году выпущено 11 наименований литературы тиражом 17,7 тысячи экземпляров – на одно в среднем приходится 1600. Учит коми язык 35 тысяч человек, на один класс приходится 3,5 тысячи, значит, мы издали каждому второму. Миннац издал 1050 дисков пяти наименований – по 210 в среднем на 400 школ. Денег, которые выделяются, катастрофически не хватает, их надо увеличивать в разы», - сделал вывод В.Марков.

Подводя итоги совещания, О.Савастьянова и В.Скоробогатова заявили о необходимости скорейшей разработки концепции национального образования и – на ее основе – целевой республиканской программы подготовки национальных кадров. Контрольно-счетная палата Коми в ближайшее время закончит проверку выплат 15-процентных надбавок педагогам. Также решено при рассмотрении проекта бюджета на следующий год учесть необходимость выделения 10 миллионов рублей для деления классов на подгруппы при изучении коми языка.

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Июль 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Реклама


Реклама