Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Пятница, 19 Январь 2007, 11:39 489 0

Владимир Торлопов о визите к президенту и о ситуации в республике (стенограмма пресс-конференции)

18 января глава Коми Владимир Торлопов встретилсяна встрече с журналистами рассказал о визите президенту России Владимиру Путину. Губернатор также ответил на вопросы журналистов о ситуации в республике.

Агентство «Бизнес-Новости РК» приводит текст выступления и ответов на вопросы Владимира Торлопова:

К встрече с Путиным меня подготовил Степашин

— Добрый день. На самом деле я так не радовался, как некоторые СМИ пишут, что на встрече с президентом….

На встречу с вами я с большей радостью пришел, по крайней мере, с улыбкой зашел. Там я очень переживал, волновался, как любой губернатор и Сергей Вадимович Степашин (председатель Счетной Палаты РФ — БНКоми) меня очень долго, минут 30-40 успокаивал: «Ты что волнуешься, у тебя настолько все хорошо, ты должен просто радоваться». На самом деле как обычный рядовой губернатор я очень волновался и переживал, потому что вопросы я собирался поставить перед президентом на самом деле очень серьезные. Те, которые давно надо было решать, и многие из которых до сих пор, к сожалению, не решены.

Для информации вам: прежде чем губернатор идет к президенту, готовится масса документов для президента. То, что он их читает, в этом можете даже не сомневаться. При этом там (в администрации президента — БНКоми) не стремятся показать территорию губернатора, который встречается с президентом, в розовых тонах. Именно экспертный анализ говорит о тех проблемах и о тех недостатках с точки зрения экспертов, которые дают информацию президенту.

У президента достаточно много материала, чтобы он мог объективно оценить любого губернатора и все, что говорит губернатор главе государства. Я 80-85% этой информации успел прочитать до встречи, я имею в виду не нашей информации, а информации, которую давали структуры президента. И я по большому счету был доволен той экспертной запиской, которая попала к президенту. Потому что там на самом деле с моей точки зрения объективно было сказано о плюсах, о том, чего добилось правительство Республики Коми за последние четыре года и о минусах и проблемах. Были спорные вопросы, о некоторых мы говорили уже в отсутствие журналистов.

Любой губернатор, который хочет что-то там приукрасить, что-то там подать в более выгодном для него плане, может оказаться в очень неприятной ситуации.

А реплика Владимира Владимировича «чему вы радуетесь?» по поводу пробок на дорогах была привязана к следующему: чего ж вы радуетесь, надо же дороги расширять. И деньги на это необходимы. Это ваша работа, я на вас (на СМИ — БНКоми) не обижаюсь, просто я глава — у вас своя работа, у меня своя. Неинтересно же, в том числе центральным СМИ, писать о положительных моментах встречи.

Один вопрос был смешным

Теперь по делу. На самом деле я официально должен был поднять перед ним (президентом — БНКоми) два вопроса. Вопрос, связанный с Печорой и предоставлением ей статуса Севера… Второй вопрос связан с переселением северян.

Как я говорил: один вопрос смешной, а второй очень серьезный. Смешной по той причине, я не буду фамилию упоминать (судя по всему, имеется в виду экс-глава Коми Юрий Спиридонов — БНКоми), потому что вы люди сообразительные, сами можете домыслить и поднять газеты, как в свое время были подписаны решения, когда Печору отнесли к району, приравненному к Северу, а весь остальной район — к Крайнему Северу.

Почему я и сказал, что это смешной вопрос. Во-вторых, стоимость вопроса для федерального бюджета 16 миллионов рублей в год примерно. Для своих же федеральных структур, потому что для наших структур мы все там решили. А это сумма гораздо больше. И то, что Минфин РФ чисто по процедурным, техническим даже вопросам не пишет свои возражения, не ставит положительную визу на проект решения, который Минрегион России представляет уже второй или третий раз, и то, что Минбороны, МВД, МЧС до этого не вникали даже, а на сей раз вникли и поддержали нас — это тоже говорит о том, что там все на самом деле правильно мы представляем.

Кстати, в проекте о районировании территории РФ по Крайнему Северу Печора находится в перечне территорий, где Крайний Север. Это объективная реальность. Я ему это все объяснил. Он очень хорошую визу наложил. Да, я еще третий момент открою: не всегда первое лицо страны в присутствии просителей накладывает визу.

Резолюция была очень хорошей, я теперь могу сказать, что мы этот вопрос добьем на 100% , хотя сопротивление все равно будет. Виза Фрадкову (Михаил Фрадков, председатель Правительства РФ — БНКоми): «Прошу рассмотреть обращение главы республики Коми В.А.Торлопова и решить». Думаю, никаких комментариев не надо. Думаю, Минфин все равно будет сопротивляться, но нам уже легче будет с ними работать.

Второй вопрос был серьезным

Второй вопрос очень серьезный, о чем мы с ним очень долго говорили. Я впервые подошел к просьбе о выделении средств, я даже не ставил впрямую вопрос о выделении средств, хотя в письме, конечно, обозначено и выделение средств, и сумма, необходимая республике.

Я впервые сам посмотрел на эту проблему по-другому. И показал ему диаграммы за весь период, когда стали действовать закон и постановление правительства по переселению, когда государство взяло на себя обязательства по переселению северян — шахтеров Воркуты, Инты, инвалидов и других категорий.

Кратко скажу, какая задача ставилась, когда было принято решение о переселении по жилищным сертификатам и о закрытии шахт, и так далее, — максимально уменьшить нагрузку в городах Воркута и Инта на ту численность населения, которая уже отработала свое на Севере, вышла на пенсию.

Вторая категория, которая потеряла там здоровье и признана инвалидами — там целый перечень был и сегодня он сокращен. И задача ставилась, чтобы эту категорию переселить, чтобы в Воркуте и Инте сохранялась экономика, суть которой в том, чтобы численность людей, живущих в Воркуте и Инте, занятых трудом, была в процентном отношении выше, чем это было в 90-х годах.

В итоге мы должны были следующее получить: количество пенсионеров, инвалидов там намного меньше. Процент соотношения такой: 60-65% населения должны быть заняты экономикой, как положено, по всем канонам экономики. Или, как в Сыктывкаре, там вообще с плюсом идет. Я для сравнения взял Сыктывкар и сам был удивлен.

По всякому мы рассмотрели: количество пенсионеров, инвалидов больше, а количество занятых производством товара, ниже, чем было 10 лет назад. Это говорит о том, что задачу государство не выполнило.

Те 200-300 миллионов рублей, которые выделялись, не решают проблему. И второе: я говорю, вот смотрите Владимир Владимирович: 90-95-е годы, 95-2000-е. С 90-го по 95-й 100% населения Воркуты и Инты выезжали за счет собственных средств. Им компенсировали только расходы, связанные с оплатой вагонов, которыми они отправляли нажитое добро. Сегодня это невозможно, а это значит, что есть перекосы в системе оплаты труда.

Самое главное, никто на госуровне не контролировал выделение этих средств, притом небольших — что там на свою Россию выделялось полтора миллиарда рублей. Поэтому он очень внимательно выслушал все это и поручение сделал Фрадкову и Кудрину (Алексей Кудрин, министр финансов РФ — БНКоми): «Прошу рассмотреть обращение главы РК В.А. Торлопова и доложить предложения. Нужно решать».

Понятно, что это не означает автоматическое решение вопроса, вы знаете, это впервые такая хорошая зацепка для нас и особенно я считаю, что это хороший момент, связанный с рассмотрением в думе вопросов по районированию территорий РФ. Вот эта виза позволяет нам работать гораздо более уверенно и просить, чтобы сумма средств, выделяемая республике была не 200-300 миллионов рублей, а миллиард-полтора. Я, правда, сказал: «Нам скромно надо — года два-три по три миллиарда и мы бы решили вопрос. Это второе.

Помните, Владимир Владимирович, вы по телевизору выступали…

Я сказал Владимиру Владимировичу, что есть еще масса вопросов, которые надо решать. «Без вашей поддержки мы не решим, вы уж извините меня…»

Это вопрос, связанный с сохранением коэффициента к базовой пенсии северянам, которые выезжают за пределы республики. Вы знаете, что проблема большая: во время прямого эфира с президентом осенью прошлого года где-то около ста звонков было только из республики по этому вопросу. Владимир Владимирович согласился. Визу он краткую наложил: «Прошу доложить о ситуации». Я ему напомнил, что когда был прямой эфир, точно не помню, но я осмелился сказать: Владимир Владимирович, по-моему, в прямом эфире вы положительно отнеслись к тем вопросам, которые поднимали северяне по поводу сохранения районного коэффициента к пенсии.

Вы (журналистам — БНКоми) смотрели эту передачу, там было такое? Он, по-моему, положительно, я так краем читал, не видел, к сожалению, в прямом эфире как, но вот в СМИ бумажных читал, что-то было. Он согласился, что одно с другим увязывается.

Я ему сказал, сколько у нас могло бы уехать из Воркуты, Инты, сколько квартир там пустует. Это неучтено, строгого учета нет, потому что люди прописаны в Воркуте и Инте, чтобы получать пенсию в повышенном размере.

Дорожники Татарстана закапывают наши деньги

Третий вопрос, который мы два года ставим. Он связан со строительством автодороги Сыктывкар — Ухта — Печора — Усинск — Нарьян-Мар и с приданием участку Сыктывкар-Ухта статуса федерального.

Никто не может нам дать внятных объяснений, а те объяснения, которые дают, звучат, по меньшей мере, странно: почему дорогу Киров — Сыктывкар обслуживает Волго-Вятское управление, находящееся в Казани? Все водители подчеркивают, что с тех пор, как они (дорожники Татарстана — БНКоми) выиграли тендер три года назад, дорога стала поддерживаться в гораздо худшем состоянии.

Я сам в прошлом году, извиняюсь, участок когда в Выльгорт едешь, переезд железнодорожный — с этого места до окончания села три месяца копошились дорожные строители. Что они так долго там делали на таком маленьком участке? Водители говорят, что деньги закапывали. За этот период времени, сколько мы сделали в Сыктывкаре, и не только…

Я сказал, что для нас это очень важно и важно для Ненецкого округа. А потери оттого, что нет постоянно действующей автомобильной дороги с тем покрытием, потери только республики Коми составили порядка пяти миллиардов рублей. Виза Путина мне тоже пришлась по душе: «Фрадкову. Прошу рассмотреть обращение главы Республики Коми Торлопова В.А. и принять согласованное решение». То есть, если я не буду согласен, то мы будем продолжать работу по принятию решения. Это все очень непростые дела по «пробивке» в министерствах. Но визы, которые я вам озвучил, в гораздо большей степени дают нам уверенность, что нам удастся решить все те вопросы…

Я подготовил Миллера к разговору с президентом

Последнее. Я не мог не сказать об этом. Это про выделение лимитов газа для строительства глиноземного завода в районе Ухты-Сосногорска. Я понимаю, почему «Газпром» тянул все это дело, причина мне понятна, пусть не на сто процентов. А может, и на сто процентов.

Я сказал: «Владимир Владимирович, сегодня там объединились две крупнейшие алюминиевые компании России и создали крупнейшую алюминиевую компанию мира. Противоположные по взглядам на жизнь и на развитие — «РУСАЛ» и «СУАЛ». Объединились на базе строительства глиноземного завода. И если он будет пущен в строй, то у России исчезнет зависимость от завоза глинозема. Сегодня более 60% (глинозема — БНКоми) в Россию завозится.

Может быть, с учетом изменившейся ситуации «Газпром» благосклонно посмотрит на это дело?»

Владимир Владимирович очень внимательно меня выслушал и в адрес Дмитрия Анатольевича Медведева написал визу: «Прошу доложить предложения». Это тоже хорошо, что в адрес Дмитрия Анатольевича Медведева. Не буду объяснять вам, почему?

И после меня на прием должен был прийти Алексей Борисович Миллер (председатель правления ОАО «Газпром» — БНКоми). Владимир Владимирович мне сказал: «Я с ним переговорю». Я когда вышел, увидел его (Алексея Миллера — БНКоми). Алексею Борисовичу я сказал: «Ну, решите вопрос, второй год не можете, сейчас с вами Владимир Владимирович разговаривать будет, чтобы вы были готовы. Пожалуйста, сделайте доброе дело для страны и немножко для Республики Коми. Так уж повезло нам, что господь бог бокситы бросил в свое время, когда земля зарождалась. Поэтому помогите стране и нам немножко перепадет».

У Путина фотографическая память на рассказы о волках

И последнее: один момент из личного. Не знаю, напишут корреспонденты центральных СМИ? Я ему (президенту — БНКоми) в прошлом году рассказывал массу интересного, в том числе личные впечатления о некоторых событиях. Вы знаете, он почти с фотографической памятью запомнил и воспроизвел дословно один эпизод, связанный с лесом. Правда, он (Путин — БНКоми) сказал журналистам выключить камеры. Все камеры выключили, они думали уходить надо. А он подвел это все к демографической политике все-таки. Я ему рассказывал ситуацию, как волк волчицу спасал, рискуя своей жизнью, свидетелем чего я был. Прямо в пяти метрах от меня оскаленная морда волка, готовая развернуться, и бросится на нас. Тем не менее, он (волк — БНКоми) рискнул, и волчица спаслась на самом деле от наших пуль. И волк, в конечном итоге, спасся. Хотя мы его подранили, убежал.

Мы не смогли проехать, потому что там полынья большая была. Он (Путин — БНКоми) связал это с демографической политикой, разрядку журналистам дал такую интересную. Вот и все, о чем я могу вам сказать.

Далее глава республики ответил на вопросы журналистов.

Не секрет ни для кого, что совещание, на котором был президент в Сыктывкаре, дало большой толчок лесному комплексу. В частности, на встрече говорили о строительстве нового целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК). Как президент ответил…

Владимир Торлопов: Я ему доложил, что мы выполнили все… Вы опять перепутали немножко, как обычно, я уже на это не обращаю внимания, так спокойно реагирую как на дождь, на снег. Это уже готовый проект программы Минэкономразвития России по развитию глубоких мощностей лесной деревообрабатывающей промышленности России. Так примерно она называется, я не дословно говорю. И там наш ЦБК стоит на первом месте в проекте программы. Программа будет принята, я в этом даже не сомневаюсь, поэтому я сказал о проекте.

По финно-угорскому центру доложил, он (Путин — БНКоми) с интересом выслушал. По театру доложил, он помнил тоже по театру — кое-что мы просили. И очень рад был, что именно на условиях софинансирования мы строим Национальный театр Республики Коми. Капитально реконструируем, внешний облик сохраним.

Хотелось бы поподробнее узнать об «Интаугле». В частности, шел ли разговор о новом собственнике?

Об «Интаугле» скажу только в рамках того, что было напечатано в СМИ. Я кратко проинформировал о ситуации, на самом деле очень кратко. Мы будем делать так, как должна делать власть в отношении градообразующего предприятия Инты. Могу только повторить, как примерно было напечатано в одном центральном СМИ.

Как вы относитесь к реакции президента на ваше высказывание про автомобильные пробки в Сыктывкаре?

А как я должен относиться? Я никогда не думал, что придется не просто думать про выделение средств на строительство дорог, но и на расширение оказывается. Вы посмотрите: у нас ведь действительно три года назад еще пробок то не было. А вы встаньте где-нибудь на перекрестке: около 80% импортных машин. Республика Коми по приобретению импортных машин дорогостоящих, по-моему, на первом месте на Северо-Западе, где-то я статистику такую смотрел. Это не олигархи покупают, извините меня. Покупает средний житель республики. Если бы это покупали люди с уровнем оплаты труда выше среднего, пробок бы не было — на самом деле бы не было.

Я вам однажды уже говорил: я часто хожу тут, и в субботу, и в воскресенье по площади. Я никогда не обращал внимания, что голуби исчезли в свое время. Потом стали опять появляться стайками. Я так вот с мужиками встречаюсь, которые пенсионеры там, то молодые пенсионеры, то не пенсионеры. Дважды заходил у меня разговор. Они, как показатель говорят, я шалею от этого, конечно, я понимаю, что это на бытовом уровне восприятия: «Владимир Александрович, даже голуби стали появляться, значит, бомжам даже есть чем питаться, подкармливаться».

Далее Владимир Торлопов изобразил «беседу с пенсионерами» в ролях.

А что, говорю, охотились?

Охота была самая настоящая.

Как, говорю, они могли охотиться?

О-о-о, вы, говорят, еще не знаете, какие они изощренные в плане добычи пропитания и, в частности, по голубям. Голубей на самом деле много уничтожали. Я в детали не углублялся, не спрашивал.

Это, понятно, на бытовом уровне, хотя статистика об этом тоже говорит. Но, знаете, воспринимается гораздо понятнее, когда стоишь в пробке, машина главы республики стоит в пробке.

Я всегда вам говорю, что я законопослушный гражданин и не пользуюсь возможностью мигалок, сирен и всего остального прочего — машин сопровождения в родном городе. Только когда между городами, когда дальняя дорога. Поэтому я стою вместе со всеми, я понимаю, что такое пробка. Да и пешеходы, я думаю, понимают, когда стоят здесь на перекрестке. Вместо того, чтобы гордо…

Хотя в одном месте я приучил гаишников, потому что сам часто здесь хожу, чаще всего я вижу приятную для меня картину: пешеход гордо идет и машина останавливается. Правда, не все водители успевают реагировать и удивляются: это что же за нахал пошел по пешеходной дорожке, и не дает машине проехать. И никто из них не видит, по крайней мере, мало кто видит, что там обозначение пешеходного перехода. А чаще всего наблюдаю ситуацию, когда возле диагностического центра, да в любом другом месте, стоит человек — мужчина, женщина, неважно. Машины идут туда-сюда. Ну, глянь ты вот здесь вот — пешеходный переход, приоритет твой, ну ступи ты на проезжую часть дороги и обязаны машины остановиться. Ну, приучать же надо все-таки людей, которые имеют автомашины быть такими же людьми, которые не имеют автомашины и ходят пешком. Уважать людей, которые пешком ходят. Мам с колясками, которые не могут перейти по пять минут, бешено оглядываясь вправо-влево, смотрят как бы там в промежуток проехать. Ой, ладно, все, извините.

Владимир Александрович, в стенограмме (в официальной стенограмме на сайте президента РФ — БНКоми) никаких эмоциональных окрасок нет. Когда Владимир Владимирович сказал по театру «посмотрим», было ли там подспудно «приеду, посмотрю». Или просто «посмотрим» после строительства?

Я около часу был у Владимировича Владимировича. Там набралось, когда я вышел в приемную, человек пятнадцать. Понятно, что не тех людей, кого я не знаю, а всех тех, кого я знаю. И беседа со средствами массовой информации была примерно минут пятнадцать. Затем минут тридцать по письмам. И потом минут пятнадцать на темы, которые я не могу пока сказать. Но темы интересные, касающиеся республики — это я могу сказать.

И все-таки значилось в его ответе, что возможно, он приедет?

Возможно.

Национальные проекты не обсуждались?

Я кратко доложил о положительных моментах, исходя из той информации, что у меня есть и о чем меня информируют не только министры, но и главы муниципальных образований, когда я бываю в районах — люди говорят. Я кратко информировал Владимира Владимировича. Я хочу сказать по поводу «возможно-невозможно», там может еще двоякий смысл был. Я вас прошу: если у меня что-то будет решаться, вы первые узнаете, если вы имеете в виду что-то с моей судьбой.

Ну не отправляйте меня никуда, ну очень хочется «Старой России», как я называю, которая хочет возродить на отдельно взятой территории эпоху Бориса Николаевича Ельцина, отправить меня куда-нибудь повыше. Не пытайтесь (смеется). Классно да придумал я? Вернее не я, мне там подсказали в резиденции (в резиденции президента в Ново-Огарево — БНКоми) — «Старая Россия».

Верите ли вы в искренность намерений Шпектора Игоря Леонидовича оставить свой пост мэра Воркуты?

Ну, во-первых, Игорь Леонидович всегда искренен, это я хочу подчеркнуть. Также как иногда и в своих заблуждениях. Иногда… Я не хочу, чтобы он уходил и он об этом знает.

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Декабрь 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Реклама


Реклама