Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Пятница, 28 Октябрь 2011, 12:40 9000 1

Светлана Уваркина: «Все тело в шрамах от укусов, но я без собак не могу жить»

Я всегда любила собак. Мама поощряла мою деятельность по «спасению» животных, которым, как я считала, нужна моя помощь. С самого детства я таскала в дом всех найденных собак, пристраивала соседям и оставляла себе. Постоянно у нас жило по 2-3 собаки. Даже, когда училась в республиканском колледже культуры и жила в общежитии, умудрялась держать собак и там, договариваясь с соседками по комнате и комендантом.

Когда вышла замуж, постоянно подкармливала дворовых бездомных собак и сама держала сперва французского, а потом американского бульдогов, который погиб на моих глазах под колесами машины. Я сильно переживала, места себе не находила. Узнав о девушке, которая держит дома много животных и просит помощи, я купила продукты и поехала к ней. Ей оказалась сокурсница по колледжу Ольга Карпова.

Приговоренных к смерти собак мы выкупали в службе по отлову за водку и забирали к себе, старались пристроить. Кормили их, чистили клетки, ласкали — последнее, что могло бы облегчить состояние животных перед мучительной смертью. Я не могу забыть глаза собаки, понимающей, что скоро умрет.

До основания приюта я работала в центре дополнительного образования детей №9, преподавала фольклорное пение. Сейчас приют - мое единственное место работы. Это многочисленные встречи, переговоры, телефонные разговоры, письма в различные инстанции, суды по жестокому обращению с животными, помощь другим зоозащитным организациям республики, акции. Также варю кашу и убираю вольеры.

Трудности у приюта были и будут всегда, как у любого частного приюта, каких сотни по России. Это перенаполнение приюта, нехватка рук, продуктов питания, медикаментов, финансирования, моральных сил.

В приюте сейчас около 200 собак. Это на оптимальное количество, которое мы можем себе позволить. Но еще сотням животным требуется наша помощь.

Разделяю бездомных животных на две категории: животные, родившиеся и выросшие на улице, и невостребованные домашние животные, которых выбрасывают на улицу.

Стерилизация бездомных животных и строгий контроль за разведением домашних, а также лицензирование и налогообложение их владельцев. Это позволит решить проблему бездомных животных. Также надо ввести жесткие штрафы за самовыгул собак на улицах и за их выбрасывание.

«Интех», который сейчас ловит собак в Сыктывкаре, просто отрабатывает свои деньги. Им не важно, кого поймать. Главное - предъявить собаку к оплате. По их документации проходит очень много возвращаемых ручных домашних животных, а настоящие бездомные как бегали, так и бегают, потому что поймать их крайне сложно, особенно диких. Также «Интех» не ловит маленьких щенков, так как их не оплачивают, а ведь именно щенки - будущие выросшие бездомные.

Мы ловили в первую очередь сук и маленьких щенков, а также агрессивных особей. Уже давно озвучиваются предложения, что бездомными животными должны заниматься зоозащитники, заинтересованные в результате, а не отмывании бюджетных средств.

Помимо Сыктывкара собак ловят также в Ухте, Усинске, Воркуте, Инте и Печоре (три последних - приостановлены). В Усинске ситуацию контролирует зоозащитник Александр Богатырев. В столице - наш приют. Очень критическая ситуация обстоит в Ухте: там собак отстреливают дитилином и без передержки усыпляют.

В группе «Фронт спасения бездомных животных» мы составили карту республики по городам и заполняем ее согласно обстановке и ситуации с бездомными животными и отловом.

Собаки всегда жили на улицах города и будут жить. Я согласна, сейчас их стало очень много. Бездомные собаки считаются санитарами города. Они охраняют те же помойки от нашествия крыс, которые переносят тяжелые болезни. Перед Олимпиадой-80, когда Москву освободили не только от бездомных кошек и собак, но и от крыс, уже через год грызуны восстановили свою численность.

Свалки и помойки. Если их станет меньше, то город станет чище, рождаемость у бродячих животных автоматически снизится. Это еще один способ снизить численность собак на улице.

Стране не хватает в первую очередь закона о животных, который не принимают с 2000 года. Если будет закон, и он будет не только на бумаге, то ситуация со временем изменится. Люди не будут бездумно заводить собак из-за налога, выбрасывать их из-за штрафа. Также не хватает муниципальных приютов, финансируемых государством.

Жестокое обращение? Грань для всех разная. Для меня даже оставить собаку голодной - это уже жестоко. Вся правовая база России по защите животных, по сути, представлена лишь единственной статьей 245 Уголовного кодекса. В силу того, что она написана юридически безграмотно, наказания по ней выносятся редко, и подсудимые, как правило, отделываются небольшим штрафом. К тому же парадокс заключается в том, что, согласно статье, обвиняемого в жестокости судят не за совершенное преступление, а за мотив. Случаи, когда преступники сели в тюрьму, можно пересчитать по пальцам. И это при том, что количество подобных преступлений исчисляется в тысячах.

В приюте проживают около 10 собак-инвалидов. Их истории хоть и разные, но общее одно: они пострадали от рук человека. Слайда облили кислотой, она разъела ему внутренности. Путя, Забава и Симон попали под машины. Боре собственный хозяин в пьяном угаре отрубил лапу топором. Старый спаниель Оскар, которого хозяева бросили на объездной дороге. Овчарка Берта с огромной опухолью в матке размером с футбольный мяч. Глухой и слепой Кузя, передвигающийся на ощупь. Теперь они доживают свой век в приюте.

Термин бойцовые собаки не принимаю. Укусить может любая собака. А ажиотаж именно по бойцовым, считаю, нагнетает телевидение. С какой целью - догадываюсь. В приюте было более 40 ротвейлеров и 30 стаффтерьеров. Из них агрессию показывали лишь единицы. Большинство с добротой относилось к людям. Достаточно посмотреть многочисленные фотографии наших волонтеров в обнимку со «страшными» бойцовыми собаками.

Собаки меня неоднократно кусали, начиная с детства, когда я бездумно к ним лезла. Кусали и в приюте, когда разнимали драки, кусали, когда вытаскивали их из клеток живодерни. У меня шрамы по всему телу. Более того, мой пес укусил дочь за губу, тоже остался шрам. Я не думаю о том, почему я не перестала любить собак. Наверное, потому что во многом мы сами провоцируем собак на покусы. На улице собаки в основном нападают на людей во время собачьих свадеб или при охране потомства. Это животное, оно живет инстинктами, и переводить на человеческие чувства отношение к нему (ты меня покусал - я тебя больше не люблю) для меня глупо.

Содержать в квартире целую стаю — плохо. Но не потому, что они мешают соседям, а именно из-за жалости к животным. В тесных комнатах такие собаки вынуждены жить на привязи или в клетках, не видя солнечного света. Предназначение таких животных - воспроизводство, конвейер по рождению щенков, которые нужны ради денег. Радостей у таких собак нет, их не любят как членов семьи. Это товар. Для меня это жестокость.

Со мной живут два английских бульдога - Бизон и Геракл. От Бизона отказались хозяева, еще когда он был щенком. Его я подобрала в жутком состоянии: гнойники по всему телу, отсутствие шерсти, невыносимая вонь. У него был целый букет хронических заболеваний. Геракла взяла из приюта, чтобы пристроить, но привязалась и оставила себе. Он был бродяжкой, его крутой хозяйке некогда было им заниматься. Еще один мой любимчик бульмастиф Зевс умер прошлым летом.

Я очень люблю бульдогов, неважно каких. Почему - не знаю. Наверное, за сильный и независимый характер. В них я вижу себя. За умильные мордочки, за отважное и храброе сердце. А в приюте мои любимчики - старые собаки, мне всех их очень жалко, они напоминают мне стариков, выброшенных детьми на старость лет. Только если о людях заботится государство, то о них, кроме нас, позаботиться некому. Я бьюсь всегда до последнего за любую старую собаку в приюте, так как считаю, что они как никакие другие собаки заслужили право спокойно дожить свою жизнь.

Во власть идти не хочу. Меня интересуют только животные, но я давно уже не верю, что в нашей стране можно что-то изменить. Но если бы мое участие понадобилось в принятии закона в пользу животных, то я согласилась. Мне предлагали пройти в Общественную палату Коми. Поступали предложения от некоторых партий и общественных организаций. Вот, когда будет партия, лоббирующая интересы животных, там вы меня увидите в первых рядах.

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Сентябрь 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Реклама


Реклама