Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Понедельник, 9 Июль 2018, 12:14 2546 6

За годы так называемой свободы Литва стала угасать – Денис Ермак

Корреспондент «КомиОнлайна» побеседовала с литовским художником о России и Европе.

В центре культурных инициатив «Югöр» 6 июля открылась выставка литовского художника экспрессиониста Дениса Ермака «Паста». Как заметил сам автор, паста – это не блюдо, а итальянская техника работы плотными, непросвечивающими слоями, создающими рельефность. Несмотря на это, выставка, как и ее название, оказалась очень вкусной.

Денис Витальевич, что вы, как автор, хотели сказать этой выставкой?

Здесь представлена смесь моих работ за 6 последних лет. Здесь не надо пытаться понять, что хотел сказать автор. Если вам нравится, и ваша душа поет, значит я добился своего эффекта.

Почему и как вы решили заняться живописью?

Увлекаться живописью я стал еще раньше, чем взял ложку в руки. Учеба в художественной школе давалась легко, поэтому решил поступить на факультет живописи в Санкт-Петербургский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина. После развала Советского Союза многие люди оказались ни с чем, в том числе и моя семья. Для того, чтобы ее поддержать, пришлось перевестись в академию художеств на факультет изобразительного творчества в Вильнюс.

А где вы чувствуете себя комфортнее и гармоничнее? В России или Литве?

Несмотря на то, что почти всю сознательную жизнь я разрываюсь между Россией и Литвой, чувствую себя одинаково гармонично в обеих странах.

Я знаю, что вы сейчас живете в Кирове, почему вы там оказались?

Наверное, в жизни каждого человека наступает возраст, когда он задумывается: «А что же значительного я успел сделать в этой жизни?» У меня это произошло в 40 лет. Как художник я сделал, как мне кажется, мало: вроде приглашают, езжу на какие-то пленэры, даю мастер кассы. Сейчас, по приглашению своего друга, с 2014 года живу в Кирове и веду взрослые курсы в изостудии «Галерея прогресса». Это место творчески намоленное, куда приходят люди, чтобы расслабиться и получить новый опыт. Поэтому Киров для меня — это отправная точка для того, чтобы поднять себя на какой-то уровень.

Вы считаете, что достигли своей цели?

Нет, я до сих пор учусь, например, со своими учениками прохожу вместе какие-то новые главы. Получается гармоничная взаимосвязь, которая дает много уверенности. У меня во взрослой группе есть мальчик Ваня Горлов, мы называем его «Ван Го», ему 11 лет, но он хочет заниматься со взрослыми. Некоторые приходят в 60 лет, а кто-то даже делает свои выставки.

Поскольку ваши картины очень яркие, и в них, на первый взгляд, легко запутаться, скажите, что для вас значит цвет в живописи?

В живописи цвет для меня это все, поскольку он задает тон пастозной технике. И к тому же цвет передает эмоцию, и для каждого она индивидуальна. Три моих цвета это: красный – яркий, тревожный и агрессивный, синий, который его тушит, и абсолютно нейтральный – белый.

Как вы подходите к творчеству: как к труду или как озаряющему вдохновению?

К творчеству я отношусь не как к труду, если в молодости я мог этим грешить, то сейчас все абсолютно иначе. Я должен созреть внутри и увидеть источник вдохновения, потому что рисую без эскизов.

Кто из художников на вас повлиял больше всего?

На меня повлиял Микалоюс Константинас Чюрленис, у него очень интересная судьба, родился в Польше, как и я жил в Вильнюсе, учился в Петербургском институте живописи. Хотя он и пишет маслом, у него очень легкая техника. Я всегда старался никому не подражать. По цвету и характеру мне близки Малевич и Кандинский.

В начале 90-х Вы перевелись из Петербургского университета в Литовскую художественную академию, в каком месте вы чувствовали себя лучше?

Я считаю, что русская школа как академическая – лучшая в мире. В Европе более свободная атмосфера, к примеру, в той же Литве делается акцент на графику. Но органичнее всегда чувствовал себя в Петербурге, несмотря на то, что я прекрасно говорю по-литовски. Наверное поэтому в Кирове ощущаю какую-то русскую душевность, я там чувствую себя лучше.

Что вам не нравится в трудных отношениях Литвы и России?

В Литве мне приходилось преодолевать большие препятствия, особенно после 90-х, когда произошел развал СССР. Пришлось заново себя искать: играл на саксофоне и зарабатывал деньги ресторане «Старый монах». До сих пор жалею, что не могу поступить в Союз художников Литвы. Сказали, что у меня слишком яркая фамилия. Но думаю, что скоро примут, потому что все политические моменты сейчас утихают. Поскольку литовцы, которые кричали: «Литва для литовцев» уже состарились, а молодые наоборот хотят общаться, дружить с Россией. За годы так называемой свободы Литва стала угасать. Молодые уезжают на заработки в Западные страны.

Что вы думаете по поводу санкций, которые Литва объявила России в 2014 году?

Объявили потому, что должны играть под дудку Брюсселя, который заказывает музыку. Мне нравится Литва, но иногда политические моменты мешают людям жить. Они убивают человека. Хороший художник – это сытый художник.

А как же фраза «Хороший художник — голодный художник»?

Когда художник мечтает о куске хлеба, тянет ноги от усталости и недосыпа, как можно мечтать о духовном?

Как вы относитесь к коммерческим живописцам?

Грань между коммерческим и некоммерческим искусством очень тонка. У меня такое было, когда клиент приходит и просит портрет. Я им говорю: «Это очень сложно, видите мою технику – она может вам не понравиться». За деньги невозможно приукрасить, только если наступить себе на горло. Я уже вырос из этого, сейчас не пойду против себя. Мне очень много приходилось испытывать эти терзания, когда отдал работу клиенту, но тебе она не понравилась и от этого внутри плохо.

Чем вам приходилось жертвовать ради искусства?

Мне пришлось пожертвовать друзьями, знакомыми, делом, которое я оставил, когда уехал из Вильнюса в Киров.

Чем вам нравится Киров?

Киров нравится душевностью, тишиной, спокойствием, возможностью не отвлекаться. Большой город отнимает много времени и сил.

Вы любите путешествовать?

Люблю путешествовать вот с ними (показывает на картины). Со своими выставками я был в Казани, Йошкар-Оле, Екатеринбурге, Котласе, Нижнем Новгороде. Сам я был в Варшаве, Норвегии, в Италии. Из Триеста привез мастихин. В России – это дополнительное средство для размешивания красок. А там работают им по-настоящему, учат придавать краске разные формы.

Какой страной Вы были впечатлены больше всего?

Меня привлекла Италия, там я преподавал в детской школе. Эта страна вдохновила темпераментом и свободой.

В чем разница между российским и итальянским менталитетом, по-вашему, в свободе?

Я помню до сих пор как меня переучивали быть не левшой, а правшой. Со стиранием индивидуальности легче в семье, в школе, для власти легче быть шаблонным. Это последствия исторического развития. Если бы я писал в Советском Союзе, мне пришлось бы уехать на Запад, думаю, в Италию.

 

Яркими и свободными от формы работами можно насладиться до 5 августа, а 3 и 4 августа Д.Ермак проведет мастер-класс для всех, кто хочет обрести новый творческий опыт.

 

Фото интервьюера

Екатерина Военушкина
Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама

Кто есть кто

Бобков
Игорь
Янович
Родился 27 сентября 1958 г.
Реклама
Реклама

Календарь

«Сентябрь 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Реклама


Реклама