Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Пятница, 26 ноября, 2021, 13:09 4907 2 12

Между змеями, или как обычные врачи превращаются в «ковидологов»

Выдержки из стенограммы обсуждения «Закона о куар-кодах» в Госсовете Коми

Как уже сообщал «КомиОнлайн», Государственный Совет Коми 24 ноября большинством голосов одобрил проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», более известного как «Закон о куар-кодах». Депутаты обсуждали два проекта такого постановления. Первый, подготовленный руководителем фракции КПРФ в республиканском парламенте Виктором Воробьевым, содержал отказ поддержать федеральный законопроект. Одобряющий проект вносился от имени председателя Госсовета Сергея Усачева и его заместителя Владимира Косова.

Приводим выдержки из стенограммы обсуждения проектов.

 

Виктор Воробьев:

- Все мы получили огромное количество обращений от избирателей, которые просят не поддерживать федеральный законопроект. Только в Сыктывкаре за последние два дня в КПРФ поступило несколько тысяч подписей против. Проблема, безусловно, важная. Но складывается впечатление, что мы занимаемся имитацией борьбы с короновирусной инфекцией. Как и позавчера на якобы общественном обсуждении с заранее подобранными точками зрения и заранее подобранной общественностью. Потом мне жалуются представители предпринимательского сообщества, что их не приглашали – ни ОПОРу, ни других. Откуда-то берутся специально подобранные педагоги, которые просят: скорее-скорее-скорее всех нас куар-кодами оцифровать!

В условиях, когда мы стоим перед серьезными вызовами, нашему обществу важна солидарность, а не разделение на касты, на классы, не сегрегация, не недопуск в общественные места по принципу отсутствия вакцинации. Я напомню, что у нас по-прежнему вакцинация добровольная. Мы можем соглашаться с этим, можем не соглашаться, но у каждого человека есть выбор, и неправильно за него наказывать. Это его право, это его свобода.

Для того чтобы действительно бороться, наша фракция давно говорит: если угроза достаточно серьезна, нужно пользоваться теми инструментами, которые дают Конституция и законодательство. А не вносить такие законопроекты, которые извращают наше правовое пространство. Конституция дает президенту право ввести режим чрезвычайного положения, в котором действительно допустимо ограничение ряда прав и свобод. Можно даже в рамках режима ЧП ввести локдаун для всех, даже, наверное, принудительную вакцинацию. Но это должно быть решение президента, которое должен утвердить Совет Федерации. Президент не хочет брать на  себя эту ответственность. Он предлагает ее переложить на нас с вами, потому что все эти полномочия спускаются на уровень регионов. Именно мы будем нести репутационные издержки за принятие непопулярных, противозаконных решений. Я хочу сказать, что это просто политическое мошенничество, потому что ваши коллеги из «Единой России» в Госдуме предлагают идею, что в тех местах, куда вход только по куар-кодам, они будут находиться в безопасности. Но мы же понимаем, что это ложь! Задумайтесь каждый для себя: вы готовы избирателям пообещать, глядя им в глаза, что вот вы получили куар-код – вы теперь в безопасности, с вами ничего не произойдет? Что вы будете отвечать тем избирателям, которые, несмотря на куар-коды, заболеют, кто-то тяжело, а у кого-то из них кто-то из родственников умрет, несмотря на вакцинацию? Я не говорю, что вакцинироваться не надо. Я говорю об ответственности за принимаемые решения. Нельзя избирателей обманывать. Нельзя врать им, что это панацея. Нужно, чтобы каждый мог взвешивать самостоятельно для себя риски. Именно к этому я и призываю.

Евгени Бейков (Усинск, «Единая Россия»):

- В одной из стран Запада, где вакцинировано 80 процентов населения, люди несут полную материальную ответственность за то, если он заболеет. Как вы считаете: если человек не вакцинируется, то являются ли его права еще и ответственностью?

В.Воробьев:

- Медицина у нас не бесплатная: мы все платим страховые взносы. Если вы предлагаете человеку платить самостоятельно, то, наверное, надо прекратить с него взимать эти взносы. Я не знаю, о каком обобщенном Западе вы говорите, но во многих европейских странах вакцинация бесплатная, в том числе для иностранцев, что породило такое явление, как вакцинный туризм.

Сергей Гагаузов (Воркута, ЕР):

Вы говорите о нарушении прав и свобод. Но я тоже свободен - свободен не быть вместе с не вакцинированным человеком автобусе или в кинотеатре, или в бассейне.  В Германии людей без куар-кодов высаживают сами же люди. Не правительство. В одной из европейских стран женщине-антиваксеру предложили представить, что она в зоопарке, и ей нужно пройти между двумя змеями. И сказали: слева змея – ядовитая, а справа – то ли ядовитая, то ли не ядовитая. Вы куда пойдёте? Она сказала: я никуда не пойду, я вернусь. А назад нельзя, - сказали ей, - там бультерьер…

Когда в войну всех прививали, никто не говорил, конституционно это или нет.

В. Воробьев:

- Если вы сравниваете наших сограждан с ядовитыми змеями, то мне сложно комментировать такой подход. Нужно с уважением относиться к нашим согражданам, а не думать, что вы лучше их только потому, что у вас есть код.

Виктор Бетехтин («Зеленая альтернатива»):

- Вы в курсе, сколько миллиардов мы потратили на ковид? Сколько средств давал нам Центр на борьбу с ковидом? Вы выступаете за чрезвычайную ситуацию, то есть за повсеместный локдаун? Кто из каких средств будет его поддерживать? Кто ответит за те предприятия, которые у нас умрут?

В. Воробьев:

- Вы заявляете очередной ложный тезис. Вы говорите, что мы много денег тратим сейчас на борьбу с короновирусной инфекцией, подразумевая, что перестанем тратить такое количество, если ввести куар-код. Это ж совершенно не так. Больше того: тот федеральный законопроект, который предложен, не имеет под собой финансово-экономического обоснования. В нем написано, что это обойдется бюджету в 0 р. 0 коп. Ну, возможно, федеральное правительство считает, что все траты опять можно будет переложить на бизнес. Но ведь это тоже не так: там же есть траты на ту же доставку медицинской документации, которая ляжет на наш республиканский бюджет, и они увеличатся. Вы что думаете, от введения куар-кодов не нужно будет тратить деньги на лечение ковидных больных?.. Ваш тезис, что денег понадобится меньше, просто не соответствует действительности.

Вы путаете режимы чрезвычайной ситуации и чрезвычайного положения. ЧС – это для системы МЧС. ЧП – это введение особого режима, когда могут быть ограничены отдельные права граждан. Для этого нужно брать на себя не только юридическую, но и политическую ответственность, которую не хочет Владимир Путин на себя принимать. Которую вместо него на себя хочет взять «Единая Россия». Потому что всем понятно, какой урон рейтингу президента это бы нанесло, если бы он стал заниматься напрямую решением короновирусных проблем.

Александр Гайворонский (Ухта, ЕР):

- Считаете ли вы, что те, кто выступает за добровольность вакцинации, а сами не вакцинируются, - это всего лишь имитация?

В. Воробьев:

- Не считаю. Это абсолютно два разных вопроса. Понимаете, нет единой группы сторонников. Этот проект федерального закона люди не поддерживают по разным мотивам. Но мы действительно видим своей задачей быть их голосом здесь, в парламенте.

Е.Бейков:

- Для вас репутационные риски важнее, чем жизни людей?

В. Воробьев:

- Я в своих решениях руководствуюсь несколькими вещами, не в порядке приоритетов: правом, здравым смыслом и собственной совестью.

(представляя свой проект постановления, В.Косов для начала просит высказаться эпидемиолога Коми республиканской клинической больницы Веронику Орлову)

В.Орлова:

- Законопроект поможет снизить уровень заболеваемости и смертности. Смертность-то запредельная! Уже вторую неделю подряд каждый день умирают 1250 человек! Неужели у нас такая демография, что мы можем себе это позволить? Ну зашкаливающая смертность, что-то надо делать! Я призываю голосовать за законопроект, потому что здравоохранение задыхается. Мы уже не справляемся. Умирают беременные женщины, умирают дети. Если сейчас ничего не предпринять, инфекция перекинется на детское отделение, вы это понимаете?

Если на какие-то четыре месяца мы ограничим в небольших правах не привитое, не переболевшее население, то это однозначно сработает и снизит нагрузку на здравоохранение, освободит койки, позволит имеющего иммунитет пользоваться всеми благами цивилизации, экономика заработает, налоги пойдут, это же плюс! И сейчас слышать: ЧП, пусть Путин примет закон – а мы-то кто, дети малые, что ли? Куар-коды вводятся как локдаун для не привитых, для их же блага, чтобы их ограничить от общественных опасностей. Тратятся миллионы и силы. Нейрохирурги, хирурги, урологи, гинекологи, офтальмологи работают «ковидологами». Второй год подряд!

В.Косов:

- В Вооруженных Силах заболеваемость – в 108 раз меньше. Даже у обычных людей – в 30 раз меньше. Да, и при кодах заболеваемость, возможно, будет расти, не вопрос. Но смертность – упадет до каких-то там 000 процентов. Ковид гробит людей с любым заболеванием, где задействована кровеносная система. С любым. Это и гипертония, это и сахарный диабет и т.п. Мы про инвалидов говорим. Так инвалиды тем более должны прививаться. Они – основной субстрат питания для этой инфекции. Поэтому я всецело поддерживаю данный законопроект, хотя совершенно не убежден в том, что он будет, допустим, принят в феврале. Если будет 80 процентов привитых, может, вообще ничего не будет. Но в настоящее время мы не можем жертвовать людьми.

В.Воробьев:

- Вы готовы гарантировать обладателям куар-кодов, что, придя в общественное место, они не заразятся?

В.Орлова:

- Нет, конечно. Куар-код – это не прививка. Это цифровая метка достоверности документа, который называется ковид-сертификат. Это ковид-документ. Но риск заболевания резко снижается.

Николай Братенков (Ижма, КПРФ):

- Можно ли сравнивать заболеваемость в армии и среди пожилых людей?

В.Орлова:

- Ну, конечно, вы правы. Но всё равно, для понимания: давайте посмотрим на Европу, на Австралию. Там точно такое же, не совсем здоровое население. Но там же заболеваемость снижается на фоне введения гринпассов и ковид-паспортов. Это же работает! И в восточных странах ближе к нам работает.

С.Усачев:

- Хочу напомнить юристу Воробьеву статью 55 Конституции России, пункт 3: права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо для защиты прав и законных интересов других лиц. В переводе на русский язык с юридического: ваши права заканчиваются там, где начинаются права другого человека. Ситуации с автобусами - демонстрация именно этого принципа.

Илья Семяшкин, председатель комитета по законодательству и местному самоуправлению (ЕР):

- По проекту, внесенному Воробьевым В.В., наш комитет решил: рекомендовать представленный проект постановления. Комитет по бюджету, налогам и экономической политике и комитет по социальной политике решение не приняли, депутаты определяются самостоятельно. Комитет по природным ресурсам, экологии и природопользованию рекомендует отклонить представленный проект.

Решение по проекту Косова В.А. и Усачева С.А. нашим комитетом не принято. Другие комитеты рекомендуют его принять.

В.Воробьев (заключительное слово):

- Многие выступления сводятся к следующему: локдаун – это очень дорого, поэтому мы взамен предлагаем вот эти непонятные куар-коды. Коллеги! Куар-коды будет оплачивать бизнес. А локдаун – Фонд национального благосостояния, в котором 14 триллионов избыточных доходов от нефти, которую мы здесь добываем, в республике. И мы эту кубышку распечатывать не будем. Мы этот банкет проведем за чужой счет – за счет бизнеса. Вот к чему сводится ваша позиция. Вы стесняетесь привлечь государство для решения этой проблемы и хотите решить за счёт наших граждан. Так не пойдёт.

В.Косов (заключительное слово):

- Просьба как врача, как эксперта, поскольку я сталкивался с проблемой и общался с людьми: поддержать законопроект. И ещё раз: это только для того, чтобы сохранить жизни людей. Даже одного человека. А погибнуть может гораздо больше.

[при голосовании за допуск до дальнейшего рассмотрения какого-либо из проектов проект В.Воробьева набирает шесть из 28 голосов, в число которых, помимо четырех членов фракции КПРФ, входят депутаты от ЛДПР Геннадий Мошегов и от «Справедливой России – За правду Татьяна Саладина. Воздерживаются четверо: Яна Вокуева (ЛДПР), Елена Иванова («Родина»), Е.Бейков и Владимир Жариков (ЕР).

Далее начинаются прения по одобряющему проекту]

Илья Богданов (КПРФ):

- Как уже было сказано, люди, которые имеют медотвод, фактически исключены из жизни общества. Также в данную группу попадут люди, которым по религиозным соображениям нельзя делать прививки. Бизнес пытается своих работников насильно привить. Одна из нефтяных компаний Республики Коми постановила: кто не будет привит, того лишат годовой премии. И в одном из муниципалитетов муниципальные служащие также уже уведомлены: если до 1 декабря не будут привиты, они переводятся на удаленку только с 60-процентной зарплатой. Мы совершаем ошибку, поддерживая федеральную норму, без поправок. Они должны быть учтены.

В.Жариков:

- Илья Алексеевич уже тут сказал, что будет какой-то процент людей, который вообще никогда не захочет делать эту прививку, и этот процент немалый. И я изучал тоже мировую практику, посмотрел: везде, во всех странах, оставили все-таки людям возможность пройти ПЦР-тест и попасть в учреждения или куда-то поехать, имея тестирование у себя на руках. Я считаю, что это было бы правильно. Поэтому я хочу озвучить вам поправку: «Предлагает рассмотреть возможность изменения положений законопроекта в части, допускающей после 1 февраля 2022 года возможность посещения гражданами мест проведения массовых и других мероприятий, организаций культуры, общественного питания и розничной торговли и иных объектов при наличии документации, проведённой методом ПЦР».

Е.Иванова:

- Я полностью разделяю позицию президента о том, что вакцинация должна быть добровольной. Но нужно проводить грамотную, адекватную пропагандистскую работу среди нашего населения, методично разговаривать с нашими гражданами о том, что необходимо прививаться, и ни в коем случае не нарушать их конституционных прав, и ни в коем случае не вводить панику, какие-то домыслы и слухи. Сегодня уже имеет место быть развитие теневого бизнеса по продаже куар-кодов. Кроме того, представители общества инвалидов говорили, что у них есть проблемы с получением куар-кодов, потому что они просто не могут пройти элементарное медицинское обследование. Кроме того, есть беременные женщины и кормящие мамы, которые тоже куар-код получить не могут, но если вдруг будут введены ограничения на транспорт, а республика у нас большая, и у них не будет возможности купить билет и выехать в лечебное учреждение, тем самым может быть поставлена под угрозу их жизнь, их физическое состояние. На мой взгляд, меры, которые сегодня действуют в субъектах, достаточны. Я не против законопроекта, но воздержусь по его форме: слишком малый срок.

А.Гайворонский:

- Слишком много информации, и она очень разная. Эксперты, псевдоэксперты, журналы и прочее. Мы доверяем свою жизнь таксисту, который нас везёт, летчику, который перевозит нас, машинисту, полагаясь на их компетентность, но мы почему-то не доверяем эпидемиологам, врачам, учёным, которые эти рекомендации выносят. Кто любит ограничения? Я люблю, что ли? Да никто. Любого спроси: ты хорошую погоду любишь или плохую?..

Немного статистики. У нас на предприятии (ООО «Газпром трансгаз Ухта» - прим.ред.) работает более 13,5 тысяч человек. У нас вахтовики работали по несколько месяцев. Я не эпидемиолог, но мне приходилось организовывать пункты обсервации¸ перевозку медицинского персонала, доплачивать людям за то, что они не работают, а просто находятся в обсервации две недели. Потом едут работать ещё по 2,5 месяца, потом только едут к семьям. По три месяца иногда может быть. В некоторых подразделениях «Газпрома» до шести месяцев люди работали. В «Газпроме» сегодня работает почти 480 тысяч. У нас вакцинированных, по «Газпром трансгазу», с учетом медотводов, 95 процентов. У нас члены разных партий работают, разная возрастная структура, люди на Крайнем Севере работают и в южных регионах, в пяти субъектах РФ. Но: в прошлом году в пик эпидемии мы доходили по заболевшим до 270-300 человек. Когда мы начали прививаться, несмотря на пик в нашей стране, который больше и выше, чем прошлогодний, у нас сегодня заболеваемость – 70-80, а кто лежит в стационаре – шесть коек! Какая ещё нужна статистика? У нас тоже работают люди старше 60 лет. У меня два заместителя старше 60 лет. И они оба вакцинированы и оба переболели, но, слава Богу, живы и здоровы. Коллеги, давайте начнём людей убеждать, что это не беда какая-то, а это нормальные ограничительные меры. От нас зависит, насколько грамотно мы их сформулируем и дадим свои предложения.

Н.Братенков:

- В «Газпроме» все равно бабушек и дедушек нету, поэтому это сравнение не очень корректное.

Есть резолюция ПАСЕ, п.7.3.1 и п.7.3.2, принята летом этого года. И в ней: «Никто не может быть подвергнут политическому или социальному давлению по вакцинированию. Вакцинирование – добровольное дело. Любой гражданин может отказаться либо по причине болезни, либо просто без причины». В ВОЗ создан чрезвычайный комитет по ковиду. В этом году он также принял резолюцию, что никаких научных достоверных данных, доказывающих, что вакцинированные и ковид зависят друг от друга, нет. То ли они совсем дураки, не иммунологи, то ли правильно понимают, как что делать. Закон об иммунопрофилактике, который действует у нас с 1989 года, утверждает, что вакцинирование и прививки – дело добровольное. Но: во многих местах это делается принудительно. Так давайте обратимся к Госдуме: отменяйте закон об иммунопрофилактике! Потому что ЧП нет, а по-другому нельзя всех вакцинировать. Куар-код – это скрытый вид обязательной вакцинации.

Когда исполнилось 75 лет со дня освобождения Освенцима, еврей, который выжил там, в одном собрании сказал следующее: если власть урезает ваши права, то вы не думайте, что 1945 год ушел и больше не вернется. На вас и ваших внуков может упасть металл из Освенцима, но только будет поздно. А начиналось так же. Евреям сказали: вот в этот парк не ходи, в тот парк ходи…

С.Усачев:

- Николай Терентьевич, ну когда такие вещи говорите, это уже совсем за рамками!

Н.Братенков:

- Нет, это не за рамками. Вы хотите сейчас ограничить права людей. Я сделал элементарный опрос. Просто написал на своей странице: кто против куар-кодов, кто за и кто вообще это не воспринимает? Потому что я депутат и должен донести ваше право и ваши желания. И я был настолько удивлён, когда за 2,5 дня проголосовали 11,5 тысячлюдей, из них 94 процента против обязательной вакцинации, только четыре за и трем наплевать. Вы в узком кругу тут хотите решить, но к чему это приведет? Куар-коды будут покупать и везде стараться обойти их, потому что у нас в России это так принято. И никакого 3-4-месячного срока, за который все успокоится, не получится. Нам уже говорили: один раз волна, повышение эпидемии, потом она пройдет. Но никто не говорил, что будет и вторая. И третья, и четвертая, и пятая. Есть только один-единственный вариант – чтобы президент взял на себя обязанность. Да, у него не хватает смелости. Ну, извините, почему мы за него должны вводить тут фактическую ЧС, когда одному нельзя залезть в автобус, другому нельзя пойти в магазин, третьему нельзя и так далее. Это есть нарушение прав и вообще полное безобразие со стороны партии власти, которая здесь пока властвует. К сожалению.

Екатерина Дьячкова (Усть-Уса, КПРФ):

- Сельские жители придерживаются установленных правил. Но и молодые, и пожилые люди вакцинируются. Но куар-код еще никого не спас от этой болезни. И получается так: сельским жителям приходится ехать в города за лекарствами. Нет интернет-связи, нет телефонной связи. И как им быть, я не понимаю. Они и так ограничены в возможностях. Нужно учесть их интересы.

Е.Бейков:

- Полностью поддерживаю Екатерину Валерьяновну. Обращаюсь к правительству: нам нужно тщательно проработать за предстоящие два месяца все алгоритмы перехода. Как вариант предлагаю отработать автоматическую выдачу куар-кодов для людей с инвалидностью. И если эти люди хотят вакцинироваться, у них будет возможность хотя бы спокойно передвигаться. То же самое о медотводах. Из-за того, что в поликлиники сложно попасть, может быть, как вариант рассмотреть отдельные кабинеты, которые будут работать на этой направленности, для того чтобы люди, для которых не рекомендуется делать вакцинацию, получали отвод максимально быстро. Потому что когда придёт срок, действительно будет коллапс.

И третье: труднодоступные и малонаселенные пункты. В них люди живут зачастую как одно большое сообщество. Массовых мероприятий там никаких не проводится. При этом в силу своей локации очень часто приходится ехать в районный центр. Чтобы для них ограничений для перемещения не вводилось, и они бы могли доехать до райцентра.

В.Жариков:

- Представители малых предприятий говорят, что выручка у них действительно серьёзно упала в силу куар-кодов. И они ждут принятия решений каких-то, в том числе ждут поддержки.

Андрей Климушев, председатель постоянной комиссии по вопросам здравоохранения, физкультуры и спорта (ЕР):

- Вы знаете, насколько спокойный я человек, но сегодняшняя тема, по-моему, не может оставить спокойным никого. Внутри все горит. Сегодня было сказано достаточно большое количество мнений насчет законопроекта о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения. Хочу отметить ключевой момент: закон принимается в целях предотвращения распространения новой короновирусной инфекции, а не в целях ущемить права человека, как нас пытаются убедить некоторые. Закон принимается в целях спасения жизней людей. Скажу следующее: для меня как для государственного человека прежде всего стоит вопрос народосбережения, сохранения жизни своих земляков и сограждан. Поэтому когда на одной чаше весов, образно говоря, лежит поддержка антиваксеров или антикуарщиков, прикрытых определенными политическими силами, использующими эпидемию для зарабатывания политических очков, по сути потакая им в гибели и смерти граждан Республики Коми, а на второй чаше находятся реально спасенные жизни людей, пусть даже небольшой ценой ограничения, ценой отказа похода в кино, мой ответ очевиден: я – за жизнь. За тот законопроект, который разработали Косов и Усачев. Я против смерти.

Сейчас я поставлю вопрос достаточно жестко. Голосование сегодняшнее уже продемонстрировало нам, какая политическая партия не боится ответственности и проголосовала за жизнь наших граждан, а какая партия ради политической выгоды готова на жертвы и смерти своих земляков, жителей Республики Коми и нашей страны в целом. Мне в данном случае выбор принять несложно. И с общей точки зрения – конечно, да. С юридической точки зрения – тоже да. Конституция как раз прямо говорит о том, что мы, действуя в условиях эпидемии в целях защиты здоровья населения, сохраняем жизни наших людей. Реанимации переполнены, морги, кладбища растут. Нация гибнет. Двадцать человек и больше умирает в сутки сегодня в республике. Более 2 тысяч уже умерло в республике, что сравнимо, например, с поселком городского типа Благоево Удорского района или 20 деревнями с населением до ста человек. Почти 260 тысяч человек уже умерло в стране. Это целый город Сыктывкар или два города, соразмерных городу Ухта. Или практически все муниципальные районы нашей республики. Вам мало?

Очнитесь, опомнитесь, люди! Вас намеренно вводят в заблуждение, и только для того, чтобы на ваших смертях взять власть. Вот где низость и бесчеловечность. Вас используют как расходный политический материал. Думайте, думайте и делайте выводы! Что важнее – право на жизнь или право на право? Что важнее – жизнь человека или котлетка в ресторане? Если нет жизни, то о праве говорить и не придётся. Нет человека – нет права. Мы спасли более 300 человек, это вакцинированные. Нужно успеть спасти большее количество людей. Принятием этого закона мы сохраним жизнь еще нескольких сот человек в республике. И да, если итогом принятия этого непопулярного решения будет являться спасение даже одной человеческой жизни, я голосую за. Имейте в виду, что эта одна жизнь может быть жизнью вашей мамы, а может быть жизнью вашего ребёнка. И, в конце концов, спасенной жизнью может быть ваша жизнь. Хочу видеть вас живыми и здоровыми. Здоровья вам и вашим близким! Живите долго!

С.Усачев:

- Сейчас мы поставим на голосование по одной-единственной причине – кончать…

(мужской голос в президиуме):

- …болтологию.

И.Семяшкин:

- С такой речью я могу даже отказаться от выступления. Представить только, что целый Госсовет умирает каждый день!

(при голосовании по проекту Усачева-Косова в целом его поддерживает 21 депутат. Против – четверо (все КПРФ). Воздерживаются Я.Вокуева, Е.Иванова и Т.Саладина).

Фото Государственного Совета Республики Коми

Госсовет Коми поддержал введение QR-кодов

Валерий Черницын
Реклама
Реклама

Комментарии

  • МестныйСуббота, 27 ноября, 2021, 09:31

    Когда в товарищах согласья нет…Воробьёв делает себе имидж , всем это понятно. Тысячи людей подписали там что-то у него, где подписные листы,что с собой не принёс? Выступил он красиво, но без убедительных аргументов.

    • МестныйПонедельник, 29 ноября, 2021, 08:29

      Или, налепи себе код на лоб и будешь спасен. Всем известно, что в последние годы люди умирают только от ковида. А ты не умрешь. Код тебя спасет.

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Декабрь 2021»
ПнВтСрЧтПтСбВс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031


Реклама