Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Воскресенье, 3 Апрель 2011, 20:21 1504 0

Жизнь в Коми: Госсовет и все-все-все

Этот понедельник стал рабочим не только для народа, но и народных избранников: депутаты Государственного Совета Коми - кто впервые, кто по традиции - пришли и уселись в кресла большого зала заседаний. Началась первая сессия V созыва, началась работа законодательного органа республики. Казалось бы, несмотря на всю свою организационность и формальность этого первого заседания, присутствие всех избранных депутатов обязательно. Но опять кого-то не хватало: на табло светилось число «29» вместо «30».

Трудно вспомнить хоть одно заседание Государственного Совета IV созыва (2007-2011 годы), на котором бы присутствовали все парламентарии. Депутаты по болезни, из-за отпусков и командировок, по другим не менее уважительным причинам не являлись в Сыктывкар принимать законы. Их всегда было меньше, чем было избрано. Да и к своему концу прежний Госсовет подошел в составе 29 человек, потому что избранный (!) депутат Николай Доломина ушел руководить районом, а по закону на его место уже не успевали никого перевыбрать. Еще один избранник Владимир Муляк после повышения в 2007 году стал редко появляться среди коллег, а вторую половину своего срока так вообще как будто бы не существовал. Можно назвать еще несколько фамилий тех, кого не было видно, чей голос никто не слышал – ни коллеги, ни журналисты, ни электорат. Это стало характерной чертой прежнего Госсовета - отсутствие на заседаниях то двух, то трех, то пяти человек. Иногда даже не набирался кворум на заседаниях комитетов. А ведь это не простые люди (отчего-то нестерпимо хочется верить, что это не простые люди), а наделенные правом принимать решения за, для и ради почти миллиона человек. И если представить, что кто-то один из депутатов отсутствует, то получается, что он «увел» с собой несколько десятков тысяч человек, которые арифметически за ним стоят или электорально передали ему право решать за них. Представьте, что какое-то заседание пропускают не пять приболевших, отдыхающих или командированных куда угодно парламентариев, а сразу сто тысяч жителей республики.

Демократическая система принятия решения – наиболее успешная модель функционирования современного общества. Но так как невозможно обеспечить участие всех в процессе отбора, согласования и утверждения какого-нибудь решения, существует бесконечно усложненная система (партии, лоббисты, политики, их избрание, делегирование им полномочий, невозможность их принудительного отзыва или смещения с поста), законодательно лишающая людей участия в жизни своего государства или его территориальной части. Это один из самых главных недостатков самой совершенной системы, как бы абсурдно это ни звучало. Конечно, фантасты давно развили эту идею в коллективное принятие законов через глобальное голосование или какой-нибудь «кибермозг». Но реальность намного скучнее.

На деле мы имеем Госсовет, состоящий из 30 человек, где постоянно кого-то не хватает. Кворум – 20 человек, для принятия решения необходимо большинство голосов, то есть при только кворуме это 11 человек. Одиннадцать депутатов могут принять закон, затрагивающий жизнь и интересы более 900 тысяч человек населения Коми (после переписи статистики сами себе не доверяют в вопросах численности – нас то ли 902, то ли 943 тысячи).

Чем занимается Госсовет – это отдельный вопрос. Большинство принятых в прошлые четыре года законов, постановлений и решений – это нормативно-правовые акты, поступившие от главы Коми, или необходимые для приведения республиканского законодательства в соответствие с федеральным, или обязательные (такие, как принятие бюджета ФОМСа, внесение изменений в бюджет ФОМСа, отчет об исполнении бюджета ФОМСа). Часто депутаты перекидывали деньги из одних подпрограмм в другие подпрограммы, а потом наоборот, нередко вносили технические изменения (в пункте 2.1. слово «учитывая» заменить на «с учетом»), одобряли или не очень федеральные законы, выступали с законодательными инициативами и обращениями (большинство было неудачных) или поддерживали инициативы законодательных собраний других регионов. А вот «своих», разработанных внутри Госсовета законопроектов было немного, некоторые из них касались самого Госсовета.

Несмотря на то, что законодательная власть считается чуть ли ни главной (исполнительная власть даже в своем названии несет некую вторичность, подчинение), на самом деле все выглядит наоборот. И так – на каждом уровне: советы депутатов в городах и районах, как правило, принимают те правовые акты, которая предложила администрация муниципалитета. Фактически идет некая подмена: законодатели не дают законы, а соглашаются на необходимость их существования. Да, были случаи, когда народные избранники на местах отказывались что-то принимать, и этот протест со стороны всегда выглядит более конструктивно, чем апатичное нажимание на кнопки с плюсом или поднятие руки «за». Но часто депутаты приходят на заседания, чтобы проголосовать за тот или иной важный документ, тут же на ходу в него вчитываясь, не углубляясь в суть проблемы и не задумываясь о последствиях его принятия.

Будет ли Госсовет V созыва отличаться от прежнего? Станет ли он более деятельным, более успешным, более независимым от изменяющегося законодательства? Возможно, что нет, но надежда, что надежда умирает последней, умирает последней.

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Июль 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Реклама


Реклама