Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Четверг, 29 Октябрь 2009, 11:11 2785 1

Галина Князева: «Общество должно нетерпимо относиться к алкоголизму»

В Коми с начала 2009 года Региональное общественное движение «Коренные женщины Республики Коми» осуществляет проект «Здоровая среда – основа будущего коми народа». В апреле-мае прошли слушания в [Корткеросском](http://komionline.ru/news/14423), [Сыктывдинском](http://komionline.ru/news/14624), [Сысольском](http://komionline.ru/news/14761), [Прилузском](http://komionline.ru/news/15224), [Усть-Куломском](http://komionline.ru/news/15115) и [Усть-Вымском](http://komionline.ru/news/15224) районах республики. Гражданские жюри, состоящие из рядовых сельчан, выработали вердикты по противодействию алкоголизму и формированию культуры здорового образа жизни. О целях и результатах проекта агентству «КомиОнлайн» рассказала лидер движения, председатель Общественной палаты Коми Галина Князева.

Галина Алексеевна, проект по пропаганде здорового образа жизни и противодействия алкоголизму среди сельского населения Коми реализуется уже несколько месяцев. На днях состоялась республиканская конференция, на которой были подведены итоги проделанной работы и принята программа действий РОД «Коренные женщины Республики Коми» в этом направлении. Как Вы оцениваете результаты проекта?

Считаю, можно оценить результаты проекта как весьма положительные. Во-первых, мы научились проводить гражданские жюри — это совершенно новый для нашей республики подход к мобилизации общественного мнения, когда свой вердикт по заданной проблеме выносят представители всех социальных слоев общества, заслушавшие различные мнения экспертов. В начале года, приступая к проекту, мы пригласили консультантов из Санкт-Петербурга, чтобы они обучили нас методике проведения гражданских жюри. Они говорили нам: зачем вам такая сложная форма, проще провести сельские сходы. Но мы все-таки решились применить эту технологию, и очень довольны эффектом, который она произвела. Ведь только так мы смогли получить квалифицированное мнение, которое отражает мнение всего поселения. Иначе на каждом собрании авторитетные люди просто подавили бы своими высказываниями обычных сограждан, навязали бы свою личную точку зрения. А так — мы сумели выработать в каждом из шести районов республики, где прошли жюри, наиболее приемлемые для общественности программы действий в конкретных условиях каждого поселения.

С другой стороны, приглашенные нами для участия в слушаниях эксперты помогли людям осознать весь масштаб и неоднозначность проблемы алкоголизации населения. Здесь есть не только медицинские, но и психологические, экономические, экологические, нравственные аспекты. Проще всего с презрением относиться к алкоголикам, но участникам жюри и простым зрителям удалось увидеть, что этим людям необходимо помогать — и помощь эта может принимать самые различные формы. Народ у нас, как легко можно было видеть, реагировал просто и жестко: всех алкоголиков — в лечебно-трудовые профилактории (ЛТП), как это было в советское время. А оказалось, что существует масса способов оказать реальную помощь больным алкоголизмом — это и реабилитационные центры фонда «Возрождение», и группы взаимопомощи анонимных алкоголиков, и вовлечение в занятия спортом, трудом.

Самый большой результат проекта — мы нашли столько единомышленников, что были приятно поражены. Благодаря реализации нашей инициативы у нас самих буквально на глазах развеялся существующий миф о слабости гражданского общества в России, который так часто любят повторять чиновники, отказывая людям в праве на активные действия. Оказалось, что люди у нас очень деятельные и не равнодушные к социальным проблемам. Главное, общаться с ними надо на равных, а не подходить с менторским тоном — не так, как выступал на последней конференции замминистра здравоохранения республики Сергей Колесников: он не слышал нас, а от анонимных алкоголиков и педагогов в районах просто отмахнулся — пусть, мол, министерство образования занимается своими учителями в рамках борьбы с алкоголизацией населения.

На самом деле, это чиновники слабы в организации подобной работы, которая требует соединения усилий самых разных ведомств, специалистов, общественности, бизнеса. Мы получили на наш проект грант президента РФ на сумму 1 миллион 325 тысяч рублей. По моим прикидкам, если бы за него взялись госструктуры, они бы уложились не меньше, чем в три миллиона рублей: это и зарплата чиновникам, и командировочные, и многое другое. Получилось, что общественники могут работать более эффективно и экономично, чем чиновники. Насколько я знаю, в соседнем Пермском крае до 30 процентов средств на социальные проекты идет именно через общественные организации. У нас, к сожалению, эта цифра во много раз меньше.

По итогам проекта мы, общественники, поняли, что гражданское общество нельзя сформировать с «ноля», как это зачастую представляется — оно уже существует. Люди наши отзывчивы, они готовы помогать решать социальные проблемы. Наше общественное движение тоже готово к сотрудничеству с новыми сторонниками здорового образа жизни, мы открыты новым проектам и предложениям. Можно обращаться непосредственно ко мне: gknyazeva@mail.ru

Если объединить вопросы, на которые предлагалось дать ответ членам гражданских жюри, то вкратце можно сформулировать задачу так: кто может внести решающий вклад в формирование здорового образа жизни и борьбу с алкоголизмом — государство или общественность?

Действительно, мы задавали такие вопросы: семья, общественные организации или государство должны решить эту проблему? Сейчас можно оценить результаты и наблюдения, полученные в ходе реализации проекта. Наши люди привыкли ждать помощи от государства. Но это тоже правильно, ведь еще не так давно государство выполняло важные функции в этом направлении: были государственные ЛТП, в советское время осуществлялась мощная поддержка физкультуры и спорта, велась антиалкогольная пропаганда. И вдруг государство резко отстранилось от этой работы. Закрывались койки для лечения алкоголиков, наркологических больных, закрыли все ЛТП — все это порушили в 90-е годы прошлого века. Только в последние годы стали приниматься законы, направленные на ограничение употребления спиртных напитков, когда статистика стала показывать совсем катастрофические цифры. Так что общественность правильно ставит вопрос перед государством: вы тоже должны быть рядом в борьбе с «зеленым змием».

Но мы в своем проекте предусмотрели совсем иной подход: если активизировать местное сообщество, то пропаганда и формирование здорового образа жизни будут происходить эффективнее даже при минимуме затрат. Этот подход себя вполне оправдал. Опыт села Зеленец Сыктывдинского района республики, где при нашем содействии разработали пилотный проект по противодействию алкоголизации и пропаганде спорта и здоровья, показал, что при объединении усилий местной администрации, общественности, бизнеса, медиков возможно сдвинуть проблему с мертвой точки.

Мировой опыт подсказывает, что есть разные способы решения проблемы алкоголизма. Есть исламские страны, где религия жестко запрещает употребление спиртных напитков, а законодательство крайне сурово относится к лицам, замеченным в нарушении этого запрета. Там не встретишь на улице людей, пропустивших даже небольшую порцию спиртного. Есть страны, где общественность буквально заставляла государство вводить «сухой закон» — самый яркий пример это, конечно, США. Но там «сухой закон» провалился. Наконец, существует вариант ограничения реализации алкогольных напитков посредством их удорожания и сужения возможностей их приобретения — так сделано в скандинавских странах, жители которых вообще-то склонны к излишествам в употреблении спиртного и теперь делают это в «алкогольных турах» на территории России.

Мне кажется, что в нашей стране справиться с этой проблемой поможет только жесткое отношение к алкоголикам со стороны общественности, гражданского общества. Пока для нас все равно: пьет человек или нет. Должна быть осуждающая пьянство мораль, какой-то дамоклов меч должен висеть над такими людьми. Так ведь и на Западе: там свобода, демократия, но если человек выходит за общепринятые рамки, общество его осуждает, реагирует на ненадлежащее поведение. Пусть у нас снова будут ЛТП, пусть на работе решают, что чрезмерно увлекшегося выпивкой работника надо принудительно лечить. Раньше на селе общественное мнение многое значило. Например, помню, в селе Гам Усть-Вымского района, куда мы ездили летом к родственникам, была всего одна пьющая женщина на все село — так ее все бабки осуждали прилюдно.

Возможно ли ввести дополнительные ограничения на реализацию спиртного?

Административные меры в этом плане должны быть не только приняты — они еще должны исполняться. У нас в Коми приняли замечательный закон о запрете продажи спиртных напитков крепостью больше 15 градусов с 23:00 до 8:00 — но в ресторанах и барах алкоголь подают и ночью! Мой сын ездил в США и рассказал, что они с американцами большой компанией сидели в ресторане и заказали бутылку виски. Разливали понемногу, чтобы, как говориться, хватило для долгого общения. Когда же часы показали 11 вечера, подошел официант и, не говоря ни слова, забрал недопитую бутылку со стола. Оказывается, там ночью пить нельзя — и это строго выполняется. У нас должно быть точно так же, но ведь люди ушлые ищут всякие лазейки: таксисты продают из-под полы. Милиционера везде не поставишь, а вот общественность могла бы помочь выявить такие продажи спиртного.

То же самое относится и к наркомании. Однажды я видела в аптеке, как молодой парень с характерными внешними признаками наркомана купил огромную партию лекарств, из которых можно приготовить синтетический наркотик в домашних условиях. Почему фармацевт продала ему эти медикаменты, хотя было нетрудно понять, что не для лечения они закупались?.. Если тут недорабатывают государственные законы, то бизнес мог бы в чем-то пойти навстречу общим усилиям по борьбе с этим злом.

А есть ли некий «пряник» для людей, чтобы они перестали пить и стали вести здоровый образ жизни?

Как показали результаты социологического исследования, предпринятого сыктывкарскими учеными в феврале-июне этого года, оказалось, что меньше пьют люди с более высоким уровнем доходов. Иначе говоря, если человек имеет возможность хорошо зарабатывать, много работает и зарабатывает, он не заинтересован в том, чтобы тратить свое здоровье и время при «помощи» бутылки. Он лучше пойдет после работы в спортзал или займется чем-то более интересным и содержательным на досуге, нежели лежать на диване перед телевизором с пивом в руках.

Такая ситуация давно существует на Западе. Там люди имеют высокие по нашим российским меркам зарплаты — и боятся их потерять. Ведь обычный западноевропеец или американец живет в кредит: у него куплены в кредит дом, машина, он платит за обучение детей, медицинскую страховку. В Германии люди позволяют себе немного расслабиться лишь в пятницу вечером. Уже в субботу они выпивают максимум бутылку пива, а в воскресенье не позволяют себе и этого, чтобы в понедельник выйти на работу в форме. У нас же люди не видят перспектив, возможностей заработка, достойной жизни — и это важнейшая социальная причина массового алкоголизма в обществе. На селе нет работы, денег. Поэтому человек живет сегодняшним днем: делать нечего, что-то нашел, занял деньги, купил, выпил, закусил — так день и прошел. Люди бегут из села в город, рассчитывая пробиться здесь, но не у всех это получается. Такие люди становятся маргиналами, спиваются, попадают в тюрьму… Если бы на селе была нормальная экономическая ситуация, работа, возможность реализовать сельхозпродукцию и заработать тысяч 10-20 рублей в месяц — люди бы работали и не пили горькую. А в город бы ехали только те, кто очень хочет сделать карьеру и добиться высоких зарплат.

Одним из следующих этапов нашего проекта станет изучение возможностей развития территорий и занятости сельского населения на местном уровне.

Но запустить экономику в нужном русле — прерогатива государства. Здесь надо продумать и механизмы социальных «лифтов» для молодежи, возможность получения качественного образования, перспектив в жизни. В России за последние 20 лет все развалено, особенно на селе: клубы, спорткомплексы, школы — те сокращаются и закрываются. На бумаге в село закачиваются каждый год миллиарды рублей господдержки — а куда они идут?.. Ситуация все хуже и хуже. Выход может быть только один: дать возможность местным сообществам самим определять пути расходования средств. Люди не дураки, они отлично понимают, куда лучше направить деньги, чтобы был конкретный результат.

Может ли помочь церковь в борьбе с алкоголизмом?

Практика реализации нашего проекта показала, что Сыктывкарская и Воркутинская епархия Русской Православной Церкви заняла двойственную позицию в этом вопросе. Во-первых, именно священники способны заниматься нравственно-просветительской деятельностью — и они прекрасно могут это делать! Мне рассказывала организатор жюри в Прилузском районе Наталья Михеева, что когда епископ Питирим дал урок в школе села Объячево — дети его слушали, затаив дыхание! Церковь могла бы очень многое сделать для борьбы с алкоголизмом. Но почему-то священники РПЦ предпочитают не ходить в народ, а ждать, когда люди к ним придут. У нас в гражданском жюри участвовали сельские священники трех районов из шести, видимо, они все же ближе к нуждам народа. В Сыктывкаре мы приглашали и других священников РПЦ к сотрудничеству, но получили отказ. Свою позицию они объяснили тем, что мы привлекли к участию в проекте фонд «Возрождение», который занимается реабилитацией наркоманов. По мнению епархии, за фондом стоят сектанты, которые завлекают в свои ряды прошедших реабилитацию. Честно говоря, я сужу по делам и не важно, какую именно церковь возглавляет президент фонда «Возрождение» Виктор Дудин и чем она отличается от Православной Церкви. Но уверена, что совместными усилиями разные конфессии могли бы помочь больным людям встать на путь к выздоровлению — душевному и физическому.

Все-таки, мы будем продолжать реализацию программы по пропаганде ЗОЖ — и при этом снова пригласим епархию к участию в нашей работе.

На конференции заместитель главы Прилузского района Владимир Киндсфатер обратил внимание на опыт народов Кавказа, где нет проблемы алкоголизма, хотя вино там производили и употребляли издревле. Могут ли коми и русские перенять эту традицию так называемой «культуры пития»?

Это, безусловно, очень хорошо, что на Кавказе существует такая культура употребления спиртных напитков, но у нас другое общество, с иным менталитетом, иными традициями. У кавказских народов очень сильно почитание старших. Пока старший брат не сел за стол, младший будет стоять. Пока за столом все не скажут тосты по старшинству, никто не выпьет. Но это у них такое положение вещей. У нас совершенно другая картина: здесь дети убивают своих родителей, стариков, получивших пенсии, для того, чтобы было на что купить выпивку.

Если говорить о традициях коми народа, то он до недавних, в общем-то, пор не был склонен к употреблению спиртного. Исторические документы свидетельствуют о том, что, например, в XVII веке коми крестьяне на территории нынешнего Удорского района сопротивлялись открытию царских кабаков и соглашались платить дополнительный оброк, лишь бы не давать малейший путь к спаиванию населения. Коми пили свой национальный легкий алкогольный напиток сур, который представляет собой домашнее пиво, но его варили максимум 2-3 раза в год по большим праздникам. Ученые-этнографы еще в 20-х годах XX венка отмечали, что коми пьют очень мало алкогольных напитков.

Очень велика роль женщин в коми семьях и на селе, так исторически сложилось и сейчас эта традиция продолжается. Подавляющее большинство глав сельских поселений — женщины. Они решают конкретные вопросы жизни сел и деревень, они же способны формировать общественное мнение. И очень показательно, что в разных точках нашей республики коми женщины стали побудительной силой по ограничению употребления спиртного. Так, на сходах в деревнях Ласта Ижемского района и Еремеево Троицко-Печорского были приняты решения о запрете продажи и употребления алкоголя на их территории. Своих мужиков жены отправляли на кодирование. Вот вам пример антиалкогольной направленности традиционной коми культуры.

Что ждет проект в дальнейшем?

Движение коренных женщин Коми и участники конференции одобрили программу действий, направленных на формирование ЗОЖ и борьбу с алкоголизацией сельского населения и мы, выполняя совместно принятые на конференции решения, направим нашу программу действий и предложения министру здравоохранения и социального развития России Татьяне Голиковой, главе Коми Владимиру Торлопову. Надеемся на создание эффективного Координационного совета по пропаганде ЗОЖ и противодействию распространению алкоголизма, в который войдут представители власти, бизнеса, различных конфессий и НКО. Кроме того, мы будем поддерживать пилотный проект в Зеленце, постараемся оказывать поддержку энтузиастам и в других местах. Будем создавать некоммерческий благотворительный фонд поддержки местных сообществ, искать деньги у бизнеса. Мне кажется, если не сдаваться и искать, деньги рано или поздно найдутся. А вот работу в этом направлении надо вести уже сейчас. Пока не стало слишком поздно.

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама

Календарь

«Сентябрь 2018»
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Реклама


Реклама