Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Четверг, 25 сентября, 2014, 08:03 3466 11

Премьера «Барышни-крестьянки» в Сыктывкаре соединила балет и водевиль

Фигуру М.Герцмана для Сыктывкара можно оценить как знаковую. Помимо его заслуг в области музыки и педагогики, широкой общественности он известен как литератор и как человек с тонким чувством юмора. Тем более объясним выбор маэстро в пользу не просто балета, а его комедийной разновидности: балета-водевиля. Произведение писалось к двухсотлетию со дня рождения А.Пушкина, и выбранный авантюрный сюжет одной из повестей Белкина, основанный на приеме комического недоразумения – квипрокво, также более чем уместно вписался в рамки жанра.

Если говорить о спектакле в целом, то «Барышня-крестьянка», поставленная М.Большаковой, это действительно хороший пример переработки классического произведения, почти что классика в классике. Сидя в зале, вы как будто погружаетесь в атмосферу эпохи золотого века русской поэзии. Этому способствует не только музыка, но и общее оформление спектакля, глядя на которое невольно вспоминаешь строки из пушкинских стихотворений.

Первое действие окрашено в яркую и прорисованную до мельчайших подробностей зелень угодий провинциального поместья начала XIX века. Ее разбавляет пронзительная синева неба. Эти два цвета создают далеко уходящую перспективу, а сцена приобретает естественную глубину. На этом фоне выстраиваются старинные интерьеры помещичьих усадеб. Второе действие разыгрывается на фоне осеннего пейзажа. Осень в балете предстает перед зрителем именно такой, какой описывал ее сам классик: «…в багрец и золото одетые леса», чуть подернутые туманной дымкой. Почти что каждая картина обладает своим световым решением, которое оживляет и без того прекрасные пейзажи, привнося особенную магию.

Удовольствие доставило и разглядывание костюмов, которые выглядели невероятно органичными как сценическому оформлению, так и описываемому времени. Одетые в серо-бирюзовые, изумрудные и насыщенно фиолетовые фраки мужчины танцевали на балу с барышнями в легких струящихся белых платьях, напоминающих фруктовый зефир. Слуги обоих помещичьих домов красовались в сарафанах и рубахах, украшенных яркими национальными узорами. Художник-постановщик из Санкт-Петербурга Алла Фролова не позабыла и о модном поветрии того времени – набиравшей обороты англомании, одев некоторых персонажей в шотландские килты и береты.

Все балетные партии премьерного показа исполнили артисты театра оперы и балета Коми. Как всегда приятно было следить за порхающими и бесшумными движениями народной артистки республики Натальи Супрун (Лиза Муромская). Ее исполнение всегда не только красиво с точки зрения балетной пластики, но и сопровождается богатой драматической игрой. Особыми овациями публика встречала каждое появление английской гувернантки в доме Муромских – мисс Жаксон. Партию чопорной англичанки, увлеченно отыгрывая каждое движение, исполнила Екатерина Дук. В высшей степени эффектно смотрелся Владимир Ли, который в образе слуги Муромских Степана, облаченный в шотландский костюм, исполнил во втором действии национальный танец.

Можно сказать, что ни М.Герцман, ни М.Большакова не отступили за некоторыми исключениями от текста оригинала. В разговоре с корреспондентом «КомиОнлайна» сам композитор отметил: «Пушкина здесь много, потому что я старался работать в гармонии с ним». По признанию хореографа, дописать за русского классика потребовалось лишь несколько отдельных сцен: исключительно для удобства их постановки. Так был придуман верстовой столб – главный элемент юмора в спектакле, связующее звено картин и действий, фактически закольцевавший композицию балетного действа. Он и граница его установки стали причинами, как ссоры помещиков, так и их примирения. Особую роль в балете, как и в тексте, играют слуги, не только дополняя картину быта патриархальной России, но и внося живость и комизм в развитие сюжета.

Несомненно, особую легкость, игривость и жизнерадостность постановке придала сама музыка М.Герцмана – увлекающая за собой, светлая и мелодичная. Она не только точно нарисовала настроения героев, полно в классических бальных танцах и народных плясках показала социальное устройство России, но и оказалась разнообразной с точки зрения национального наполнения за счет шотландских и испанских мотивов.

По тому, как зал принимал премьеру – смеясь, громко хлопая и выкрикивая «Браво!», - можно предположить, что «Барышня-крестьянка» надолго закрепится в репертуарной афише театра.

Своим мнением о спектакле поделился приглашенный гость фестиваля, московский балетный критик Александр Максов. «Несомненным плюсом премьеры можно считать то, что в театре родился спектакль, музыка к которому написана специально для этой труппы, - подчеркнул А. Максов. – В современном театральном мире это редкость: композиторы не пишут балетные партитуры, а если кто-то и пишет, то, как правило, это работа «в стол», до сцены они не доходят. То, что театр обратился к здравствующему композитору, который написал музыку и довел ее до премьеры, это самое большое достижение. Спектакль получился ярким, радостным и броским, как брызги шампанского. Важно, что водевильный жанр в первую очередь был тепло воспринят самой труппой, которая танцевала и играла с полной самоотдачей. Именно водевильная составляющая делает этот балет явлением искусства. Сегодня балетный театр уходит все больше в сторону модернистского толка, а балетные сцены заполонили спектакли, где больше условности, философского обобщения. Наверное, если бы «Барышня-крестьянка» была серьезным спектаклем большого стиля, она смотрелась бы тускло и вяло. Я думаю, что этот спектакль будет жить, обрастать актерским и музыкальным наполнением. Такие постановки необычайно разнообразят афишу». 

Фото Сергея Боброва

Реклама
Реклама

Комментарии

Реклама
Реклама
Реклама

Кто есть кто

Бобков
Игорь
Янович
Родился 27 сентября 1958 г.
Реклама
Реклама

Календарь

«Сентябрь 2020»
ПнВтСрЧтПтСбВс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Реклама


Реклама